Украинские марионетки Кремля

Убить дракона ч.1 Как пытались украсть проект "груз-200"

Помните замечательный фильм Марка Анатольевича Захарова «Убить дракона»? Режиссер всеми силами пытался донести до нас одну мысль: убей в себе дракона страха, раболепия и неуверенности.

Это невероятно гаденькие чувства, которые достаточно часто в жизни появляются в каждом из нас. И если их не придушить в корне, то прорастают в каждой клетке организма, превращая человека в тряпку, жалкого раба, отъявленного подлеца, садиста и труса одновременно.

Сейчас я уехала из Украины и хочу рассказать о тех людях, которые за прошедшие два года сыграли в моей судьбе и судьбе проекта "Груз-200 из Украины в Россию" немаловажную роль, а может быть, и решающую.

При этом вольно или не вольно навредили своей собственной стране - Украине. Степень вины пусть определяют сами украинцы. Я лишь изложу то, с чем мне пришлось столкнуться.

Приехав в Украину, я была уверена, что еду к друзьям и единомышленникам. Своими репортажами пыталась пробудить русский народ от зомбопропаганды, показать, что происходит на самом деле. Мне удалось повести за собой тысячи журналистов, которые многократно тиражировали то, что со всей дури пытались скрыть российские пропагандисты.

Узнай россияне хотя бы часть правды об истинных намерениях команды Путина в Украине, и страна смела бы эту шайку мощнейшей волной. Но стая товарищей, сплоченных вокруг несметных материальных сокровищ, продолжает наживаться на войнах. И к этой кормушке, ну очень хотели приложиться те, кто давно порабощен драконом жадности, зависти и раболепия.

И хуже всего то, что в Украине подняли головы, очнувшись от страха, нагнанного Майданом, такие же люди, готовые продать свою страну за гроши, лишь бы стать знаменитыми, урвать побольше денег.

И плевать им при какой власти они будут жить, важно, выслужиться перед драконом, поскуливая, виляя хвостом.

И быть знаменитыми. Ни о своем народе, ни о стране они вообще не думают.

И я попала в такой переплет, когда приехав в Украину надеялась, что встречу единомышленников.

Но эта стая товарищей вовремя сгруппировавшись, окружила меня плотным кольцом.

Таким плотным, что я поняла и почувствовала, что во мне зародился маааленький дракончик неуверенности и страха. И этот дракончик сковывал меня изнутри, не давал рассказать народу Украины об их же подлецах, связавших мне руки.

Конечно, их не много, но страна должна знать своих неприкасаемых героев. Этой серией статей я убью этого дракона в себе, а вам желаю разобраться со своими "героями", гадящими своей стране и получающими за это еще и бюджетные (с народных налогов) зарплаты…

Я хочу вам рассказать вещи, которые еще в 2014м году были бы распространены всеми украинскими СМИ как сенсация.

И эта, публикуемая мной информация своеобразный тест на открытость украинских СМИ, или по-другому – тест на вшивость. Рассказывая об этих людях, которым выделены средства на информационную защиту Украины, мне придется неоднократно возвращаться к одним и тем же эпизодам периода осени 2014 – зимы 2015 года, поскольку, как в детективе, каждый из них играл свою игру, плел свои сети.

И кульминацией событий стал февраль 2015 года.

Безликий кукловод руководил всем этими разными людьми, которые вместе в одночасье разрушили весь информационный фронт Украины.

И я хочу, чтобы Украина знала своих «героев» в лицо.

Поэтому постараюсь опубликовать и их фото. Правда, некоторых из них вы и так ежедневно видите в телевизоре.

Например, Юрия Бутусова.

Почему я начинаю с него?

Этот персонаж с апреля 2015 года стал появляться на украинских телеэкранах в образе военного обозревателя и аналитика.

Запомните этот момент. Хотя до 2014 года его толком никто и не знал. Свою головокружительную карьеру он начал с того, что стал вдруг главным редактором умопомрачительного проекта с названием «ЦензорНЕТ».

Если честно, меня очень удивило, как быстро об этом сайте стало известно в России. Причем, в среде российского оппозиционного движения.

Но уже к осени российские оппозиционеры почувствовали фальшь, а российская вата, из числа тех, кто хоть раз столкнулся с этим сайтом, вообще смотрит на него скептически. 

Собственно, в России этот сайт с зимы 2015 года вообще перестали видеть в России, но считается, что что именно с него ведется главная информационная война против России. Хотя, не скрою, там работают очень талантливые ребята, информация подается доходчиво и внушительно. И тем более странно, что руководители этого проекта, называющие себя волонтерами, начали войну против меня, скромной россиянки, создавшей свой проект в соцсетях.

Бутусов почти молниеносно вышел на меня, когда я запустила проект «Груз-200 из Украины в Россию».

К нему присоединился и известный в соцсетях Роман Бурко - волонтер. И поначалу мне показалось, что человек реально желает помочь.

Но как оказалось, они решили устроить ребрендинг, или другими словами попросту его у меня отжать.

Мы работали виртуально. И вдруг среди людей, удаленно вызвавшихся помочь появилось несколько человек, которые просто виртуозно находили имена погибших на Донбассе россиян.

Мы переписывались с ними некоторое время, и эти люди с моего согласия были введены в состав администраторов группы груза. Среди этих виртуальных помощников была некая Оксана Горелова из Владивостока. 

Началась интересная игра: ей подкидывали из ФСБ имена российских убитых на Донбассе, которых она после проверки через людей ЦензорНЕТ, смело публиковала в группе, или сама виртуозно «отыскивая» их имена на просторах соцсетей.

Т.е. образовалось своеобразное информационное "сито", где одни спецы подкидывали правильную или не верную информацию, а другие ее перепроверяли, и выдавали "на-гора" проверенные факты.

Я наблюдая за этой игрой только удивлялась, с каким азартом в моей группе соревновались спецы двух стран.

Внезапно выяснилось, что Горелова оказалась давней подругой супруги Юрия Бутусова. Это мне подтвердил и мой переговорщик с российской стороны, которого впоследствии Шарий назвал генерал-майором ФСБ, обманув в тысячный раз своих поклонников. И информационная команда, в числе которой был и Юрий Бутусов максимально растиражировала шариковский бред.

Но это еще впереди, а пока план по ребрендингу с введением в состав наших админов украинских военных спецов под видом женщин - волонтеров удался.

Нужно понимать, что финансирование проекта "ЦензорНЕТ" ведется Министерством обороны Украины.

Это не секрет, хотя для простого населения данный проект позиционируется как волонтерский.

Нет, все правильно. Страна, на которую напали имеет право защищаться любыми путями.

Но когда эти "волонтеры" начинают борьбу с теми, кто пытается помочь Украине, это выглядит странно.

 

Внедрившись в мой проект, во второй части попытки отжима проекта груза-200, скооперировавшись с Анатолием Шарием, Бутусов и Ко, попытались подсовывать мне информацию о погибших «футболистах», «бурятах» и даже морских пехотинцах.

Т.е. начал работать такой тандем: боты от Минобороны Украины (их еще называют "порохоботы") в содружестве с "ольгинскими тролями" просто заваливали меня не верной информацией, которую не всегда тогда удавалось проверить, а если я допускала ошибку, и даже когда публиковала присланный материал с собственным комментарием, типа: "Нам прислали вот такую информацию", если она оказывалась подкинутой порохоботами, включался со всей дури Шарий, который тиражировал вообще любой бред, многократно усиливая его своей армией ботов. Кем финансируется эта армия - понять не сложно, вычислив этот тандем.

То есть во второй части своего плана эти ребята пытались всячески выставить меня врушкой и сумасшедшей.

При этом активно копали везде и всюду, пытаясь найти в моем шкафу хоть один скелет. И не найдя ни чего, принялись за сочинение сплетен.

Да, дважды я попалась на их уловку, хотя четыре фамилии убитых из числа «футбольной команды» «Газовика», игравших до 2005 года, странным образом совпали с именами «зеленых человечков» в Крыму, награжденных медалями за взятие Крыма.

А это уже приемчик ФСБшный: опубликовать в качестве анекдота реальную информацию, чтобы народ над ней посмеялся и в нее не поверил. 

Ясное дело, что такую информацию предстояло проверять.

Но не дремлющие боты орали и визжали на всех углах «Васильева все врет». И пока мы все думали, что это работают «ольгинские троли», украинцы сами заговорили о порохоботах. И мало кто догадывался, что порохоботы преданно работают на команду, о которой я только что начала рассказывать.

Бутусов, тем временем в своих планах назначил и видел Оксану Горелову новым лидером проекта "Груз-200 из Украины в Россию" и помог Гореловой перебраться в Санкт-Петербург, чтобы далее она могла уже уехать в Украину.

В этом были заинтересованы и некоторые российские службы в Минобороне и ФСБ.

Переехала она или нет – не знаю. Знаю лишь, что от нее и от пары ее друзей я получала бесчисленные оскорбления, по всей видимости, в надежде вывести меня на скандал. 

Я в это время ездила по Украине, была в АТО и снимала фильм для ООН и Гааги.

Все ждали, что будучи измотанной дорогами, я сорвусь и отвечу на нападки. Если вы помните, в то же время, меня постоянно задирал и Шарий. Я стала его любимым персонажем. 

Причем, меня очень удивило, что в городах, которые я посещала, организаторы встреч вдруг начали уговаривать меня ответить Шарию.

Про внутренние нападки в группе админов они были не в курсе. И уговорили один раз записать интервью аж в Тернополе. Шарий обрадовался и на всех углах начал верещать, что Васильева его достает.

И скандал с Гореловой был бы так же раскручен, растиражирован, мол, смотрите, в проекте Васильевой админы против нее, а значит мы лучше заменим ее на более правдивого человека – Оксану Горелову. Но я решила не вестись на столь дешевые уловки. Мне тогда хватало Шарика. И эта задумка внутреннего скандала с треском провалилась. 

Кстати, вы не заметили, как часто внутри сильных и влиятельных групп возникают такие же, искусственно создаваемые скандалы? Некто ссорит людей и на корню убивают отличные начинания.

 Но вернемся к нашим героям.

Когда я впервые заикнулась об украинских военных в российских тюрьмах в конце октября 2014 года, именно Горелова, как админ нашей группы «Груз-200 из Украины в Россию» начала требовать от меня немедленно прекратить затрагивать эту тему. Бутусов тоже звонил и просил не касаться этого вопроса.

И поскольку я категорически не подчинилась давлению админов - тролей, по всей видимости, начался этап №3 – давление на вообще всех админов нашей группы, как помните, это были только женщины. 

Что и как рассказывали у меня за спиной не состоявшиеся лидеры не отжатого у меня проекта – не знаю. Я своих первых помощников никогда не видела вживую, только интернет – знакомства.

Знаю лишь, что сам момент «ребрендинга» был назначен на день, когда у меня была проведена операция на сердце в клинике им. Амосова в ноябре 2014 года. И в день операции вся группа администраторов нашей группы ушла из проекта. А это были дни накала страстей, поскольку ООН приняла резолюцию на своем внеочередном заседании - Россия - агрессор.

Предчувствуя подобное, я ввела новых людей в состав админов. И это помогло спасти работу проекта. На целых полгода…

В день операции все первые админы проекта сообщили мне, что покидают проект груза-200, у них внезапно появились средства на создание сайта. И Конечно же, они создали свою группу в Фейсбуке, утащив наш слоган «Груз-200 правду не скрыть» к себе в название.

Сейчас эта группа практически не работает. Но тогда группа Бутусова постаралась начать распыление информации об убитых российских наемниках.

Мы все прекрасно понимаем, что не каждый интернет-пользователь может хорошо ориентироваться в поисковых системах.

С одной стороны я была и рада, что информация множится, и появляются новые группы, уносящие к себе эту информацию.

С другой стороны, важно было сосредоточить родственников убитых в одном месте, чтобы разъяснять им суть войны. И если уж они желают требовать компенсаций, помощи, то пусть направляют свой гнев в правильном направлении – на российское руководство, а не хаят «укропов».

Но кремлевская машина хоть и неповоротлива, а благодаря вот таким действиям бутусовых смогла быстро оправиться и запустила по соцсетям свои поисковые группы по пропавшим и убитым. И лихо начала взаимодействовать с минобороновскими бойцами невидимого фронта.

Хочу, чтобы ВЫ, уважаемый читатель, вспомнили, что кульминации провокаций в отношении меня прошли в феврале 2015 года. И странным образом совпали с убийством Бориса Немцова. Об этом мы тоже подробно поговорим.

Больше я о Бутусове пока ничего писать не буду, кроме одного. Устранив конкурентов, он стал «звездой» и «военным обозревателем» с конца марта 2015 года. И удивительным образом объяснил мне:

И как вы догадались, он не назвал мне фамилии того, кто в списке – живой. И мои помощники вновь перепроверяют информацию…

Собственно, эта их команда очень «любит» недосказанность, а их информация о «дружественном огне неустановленной батареи» была абсолютно достоверной в рассказах о том, как погибли российские десантники.

Могли бы уж рассказать правду о том, что «дружественный огонь» вели именно российские военные по своим же.

Но… поскромничали, не озвучили…

В Украине есть интересная поговорка: «На 2 атамана три гетьмана».

Людей, о которых я рассказываю, как мне пояснили, с одной стороны просто разъедала зависть, что Васильева на всех экранах украинских ТВ, а они нет – но не только это…

Я тогда еще не знала, что этот «волонтерский проект» ЦензорНЕТ абсолютно не волонтерский.

То, что я рассказала сейчас, касалась самой группы груза-200, и эта война была ни кому не видимой. Пока меня атаковали люди «Бутусова», руководимые

Министерством обороны Украины, другие силовики тоже готовили свои капканы.

Убить дракона ч.2 Юрий Корнев - постсоветский стукач

Я уже упомянула, что в ноябре 2014 года мне была проведена операция на сердце.

И здесь следует вернуться к моменту моего приезда в Украину в конце сентября 2014го года. Волонтеры поселили меня в квартире человека, который оказался активным стукачем.

В своей книге «Моя война» этому персонажу с именем Юрий Корнев я отвела целую главу.

Ее я и публикую здесь, чтобы пытливый читатель смог получить представление не только о моих первых впечатлениях об Украине, но и о том, что с первого дня я была окружена неусыпным надзором спецслужб.

Поэтому прошу уже заткнуться тех, кто распространяет сплетни о том, что я приехала в Украину для "корректировки огня", "сбора данных", "шпионажа" и т.п.

Как я узнала, с первого момента, помимо людей из Минобороны Украины, меня вели сразу 4 отдела СБУ.

Итак, наш следующий герой Юрий Корнев, оказавшийся хозяином квартиры, в которой меня расселили сразу по приезду в Киев. ...

Вечером хозяин квартиры слегка раздраженно мне заявил:

- А Вы популярнее, чем я думал. И такая скромная.

- А чем бахвалиться-то? Просто делаю то, что считаю нужным.

- А в России такая же популярная?

Мне стало смешно, вспомнилось, как на выборы в Госдуму в 2007 году меня, единственную в России, выдвинули «паровозом» сразу три политические партии. Понятно, что по существующей в России списочной системе я бы точно не прошла, но как замануха для избирателей, как через месяц после моего приезда в Украину было с Савченко на выборах.

Избиратели так и не понимают, что голосуя за яркую личность в партийном списке выдвигаемых кандидатов, они тянут за собой политический сброд той партии, которая включила уважаемого человека в свой список. А их кандидат не попадает в лимит партии и остается после выборов «за бортом» политики.

Плавали-знаем…

...Еще два дня промчались по разным студиям и эфирам. Юрий старался сопровождать меня, где мог. Но он передвигался медленно и с палочкой, не разлучался с тяжеленным здоровым портфелем, и здорово тормозил движение.

А затем у нас с ним последовал разговор, при котором я поняла, что зря расслабилась. Юрий долго и витиевато рассказывал мне о том, какой он в прошлом известный журналист, о том, что работал и жил в Москве, что порой ему приходилось работать со спецслужбами…

О, нет, он готовил меня к восприятию того, что я неминуемо должна встретиться с украинскими спецслужбами…

- Юрий, я в России с ними не взаимодействовала, а вы меня толкаете на то, чтобы я начала здесь с силовиками контачить? Увольте!

- Лена, Вам все-равно придется с ними встретиться. Вы заняты очень важным делом, связанным с военными.

- Юрий, я занята простым человеческим делом. Не буду я ни с кем встречаться…

Я не успела договорить, как в квартире раздался звонок… Двое из ларца – почему я их узнаю из всех…

- Здравствуйте… - Елена Борисовна, ох и шороху вы навели… Мы хотим Вам помочь…

«Знаю я вашу помощь» - грустно подумала я.

- А чем вы можете мне помочь?

Высокий мужчина лет 45и и молодой лет 24х улыбались приветливо и протягивали мне руки для пожатия.

- Ну, я не знаю, что вы можете для меня сделать. В любом случае, спасибо за внимание, - я пятилась к двери своей комнаты.

- Ну, у нас гостеприимная страна,- сказал старший, - в любом случае мы можем пригодиться друг другу. Вы, наверное, хотели бы проехать в АТО? А без нашей помощи вам все-равно не обойтись.

- Спасибо, я подумаю. Извините, мне надо работать.

Я юркнула в свою комнату. И не выходила из нее около часа. …Кризисный центр в гостинице «Украина» - огромное по меркам страны информбюро, в котором постоянно проводятся пресс-конференции. Так объяснили мне при встрече. Поднимаемся на третий этаж. Рассказываю все, что удалось накопать, что сообщили друзья, что волнует очень глубоко. Выхожу из зала, и Юрий мне шепчет на ухо:

- Вас ждут люди из СБУ… «Опять… ничего не меняется»…

- Здравствуйте! Опять тот же мужчина, рядом с ним тот же молодой.

- Елена Борисовна, у Вас очень интересные данные. И они полностью подтверждаются. У Вас есть своя группа людей? Осведомители?

- Ага, целый интернет, и тысячи писем. Только в них надо разбираться, где фейк, а где правда.

- И как Вам это удается?

- Когда не мешают – работает интуиция, а когда отвлекают – могу ошибиться, парировала я.

- Мы подписаны на Ваш аккаунт, Вы писали, что хотели бы проехать по регионам Украины?

- Да, есть такое желание. Вата утверждает, что у меня накрученная группа груза-200, и в ней нет живых участников. Вот хочу встретиться с участниками сначала здесь, в Киеве, а потом, если удастся, проехать и в другие регионы, особенно на запад к «злобным бандеровцам». Но мне совершенно не нравится то, что Вы ходите по пятам. - Елена Борисовна, Вы очень известный человек, и Вам, как минимум, нужна охрана. Мы готовы сотрудничать с Вами.

«Знаю я ваше сотрудничество, дедушка учил»… - сразу услужливо подсказало подсознание. ...… Мой двоюродный дед по материнской линии – Лямин Василий Андреевич сразу после Великой отечественной войны остался в городе Гродно и работал в КГБ.

А в последствии он дослужился до начальника КГБ Гродненской области. Это о нем была в свое время написана книга «Записки майора Пронина».

Он часто приезжал в гости к своей сестре – моей бабушке, и с огромной любовью относился ко мне. Всегда смеялся, что я очень смышленая. И задавал мне разные головоломки, рассказывал, как себя вести в обществе. Когда я выросла и стала очень даже симпатичной девушкой, деда Василий озаботился несколько странным обучением своей внучатой племянницы.

- Будешь знать, как от навязчивых парней уходить, с хвоста их снимать, - веселился он.

Мы выезжали в лес, или наоборот, были в шумном месте города.

Он заставлял меня запоминать мелочи на улице или в лесу, потом с пристрастием через пару дней выспрашивал, что я помню из увиденного.

Наставительно советовал никогда не садиться в первое подъехавшее такси, не входить в лифт с незнакомцем. Однажды в лесу заставил меня засунуть руку в муравейник, после чего я дико болела, а бабушка поругалась с братом.

Но спустя годы я поняла его урок.

Словом, выживаемость, жизнеобеспечение, самоохрана.

Мама с бабушкой часто смеялись над его причудами. Мне просто нравились такие игры. И я представить себе не могла, что когда-то все это так пригодится мне в жизни. И со временем я поняла, что он учил меня разным кгбшным примочкам, которые не раз помогали мне ориентироваться в запутанных ситуациях и переигрывать российских фискалов…. И вот теперь я столкнулась в чужой стране лоб в лоб с теми, с кем меньше всего вообще хотела общаться.

- Елена Борисовна Вы скажите, когда и с кем Вы хотите встретиться в Киеве, а мы организуем.

- Нет уж, спасибо, я сама организую встречу.

- Где?

- Я подумаю, пока не знаю. Сообщу Юрию.

...Вечером мы разговаривали с Юрием и его супругой, которая оказалась отменным врачом. И во время Майдана оказывала помощь раненым.

- Нам приходилось даже операции делать на дому, потому что сначала «скорые» отказывались приезжать на вызовы. Я дома четверых прооперировала. Спасибо Киевскому патриархату, открыли церкви для того, чтобы народ смог скрыться или погреться, а в церквях Московского патриархата оружие прятали.

- Да, мне сообщили из Славянска, что все церкви превратились в склады боеприпасов для боевиков и «ополченцев». И в Краматорске так же было.

- Юрий, а где я могла бы собраться с одногрупниками? Желательно на улице.

Юрий подумал и говорит:

В Лавре лучше всего, там есть площадки, где можно собрать людей.

- Какая Лавра? – коршуном налетела его супруга, - там Московская патриархия, они Лену или отстрелят, или еще какую провокацию устроят…

Я открыла Яндекс-карту. Хотелось выбрать место для встречи в центре, чтобы оно было знаменательным.

- Спивоче поле, - хорошее место и даже сцена там есть, - вот смотрите.

Мы уткнулись в Яндекс-карту. Да, нравится.

И я написала первое объявление в группе: «Уважаемые члены группы – киевляне, предлагаю встречу с одногруппниками на Спивочем поле». А за стеной я слышала, как Юрий уже докладывал этим «на три буквы», какое место я выбрала для встречи.

Начало октября, а на улице тепло… мне - северянке это просто в праздник.

Иду в назначенное место и думаю, придут люди или нет? Подхожу – пусто.

Никого.

Закурила.

И вот уже подтягиваются одни, другие.

Я видела многих на аватарках в Фейсбуке. Эмоции. Они захлестывают, но надо держать себя в руках.

Какие же вы молодцы, что пришли. Говорили обо всем и ни о чем. Кто-то предлагал помощь с жильем, кто-то с контактами. Дорогие мои, я все просто не упомню. Главное, что мы на связи.

Приехало три канала телевидения, опять небольшое интервью.

Останавливаю журналистов: простите, но я с людьми встретиться хочу.

- Ничего-ничего, - кияне улыбаются, пусть побольше людей Вас услышит…

Хорошая встреча, теплая. Мне подарили рушник и куклу-мотанку. Мой первый оберег в Украине. Ощущение внутренней поддержки – вот чего мне так не хватало в стране, которую я с детства люблю по сказкам и мультфильмам, и, как оказалось, совершенно не знаю.

После встречи на телефон раздался звонок. «О, СБУ».

- Ну что Вы так переживали? Мы Вам не мешали, были в стороне, главное, не было провокаций.

«Ну-ну». Я поняла, что с моего хвоста их не согнать, и надо действовать, как в России: просто их не замечать.

...Вечером написала сыну письмо и сообщила, что вернусь через пару дней.

- Мама, не возвращайся. Тут наши пишут и звонят, тебе нельзя возвращаться, закроют.

Так. Я не совсем готова к такому повороту событий. С собой только несколько легких кофточек, шелковые брюки, белье на смену. На дворе осень.

- Сына, я очень хочу вернуться.

- Мама, нельзя. Я очень тебя люблю, но пока побудь там.

Как-будто подслушивая меня, в комнату вошел Юрий с вопросом:

- А вы когда возвращаетесь? У нас племянник приезжает, надо комнату освободить.

Вот оно как. А в Фейсбуке одногруппники зовут в Днепропетровск. Ну что ж, прифронтовой город. Днепр, так Днепр. А оттуда хочу проехать в Славянск и в Мариуполь.

- Лена, вас туда не пустят. Я не пущу. И я поеду с вами.

- Юрий, вы же еле передвигаетесь, с палочкой. Куда Вы со мной?

- Мне надо находиться с вами, - парирует он «Да ясно уже»,- поскрипывает мое подсознание.

- Юрий, у меня завтра встреча в Минобороны, приглашают на круглый стол все замминстры. Подвезете?

- На правах вашего пресс-аташе я готов вас сопровождать.

- Спасибо.

На следующий день мы приехали в Дом офицеров, в центре Киева.

Внушительное количество адьютантов, не менее внушительные начальники. Мне не привыкать.

В «Забытом полку» попадалось сначала много чванливых генералов, да и на Северном флоте повидала таких шишек в форме, а в дни гибели АПРК «Курск» мне буквально приходилось сражаться с самыми высокими минобороновскими шишками.

Нас провели в зал, где посредине стоял огромный круглый стол. После обмена вежливыми фразами приступили к главному.

- Елена Борисовна, Вы очень смело ведете себя, и мы хотели бы вам помочь.

Я поблагодарила и предложила, на мой взгляд, главное:

- Давайте совместно организуем информационный фронт. По сути, я его уже создала. Присоединяются ваши украинские сайты, уцелевшие российские. Я привлекла массу иностранных журналистов, с которыми давно знакома. Мир должен узнать правду, пока не поздно. Потребуется небольшое финансирование, чтобы мы смогли создать отличное Агенство, где сосредоточим Центр управления. Соберем креативщиков…

Минобороновцы рассказали, что у них уже есть такой отдел, но пока он работает слабо.

Я пошутила, что зарплаты тех, кто плохо работает надо передать мне, мы распределим эти средства в нужном направлении.

Меня слушали внимательно. Немного спорили, и вдруг…

О, это «вдруг», как часто я на него натыкаюсь. Оно появляется всегда не вовремя, разрывая нормальную цепь событий, и уводя людей в сторону от главного.

Здесь это «вдруг» проявилось в виде рыка Юрия.

- У меня сын на фронте, он очень хорошо знает информационные технологии, и он должен возглавить такой отдел. Я сам был начальником предвыборного штаба кандидата в президенты.

«При чем здесь предвыборный штаб, - думала я – технологии и навыки совсем другие. Это война. И война с очень коварным противником» Мы вежливо заткнулись. И терпеливо больше 40 минут слушали абсолютно несусветный бред Юрия.

В конце концов, один из военных прервал его. Но не тут –то было.

Юрий не желал останавливаться в своем спиче.

Мы тоскливо смотрели друг на друга.

Офицеры не выдержали, и уже вместе прямо и открыто одернули Юрия:

- Мы пришли на встречу с Васильевой, а не с Вами. Вы вообще не были приглашены. Мы подумаем, куда определить Вашего сына, а пока простите, нам надо закругляться.

Встреча оказалась скомканной, ни о чем так и не договорились.

Все встали, пожали друг другу руки, и разошлись.

Из всего сказанного я сделала лишь один вывод: деньги на создание информационного фронта у Минобороны есть, специалистов нет, пришлых они приглашать не собираются, а сами пока не знают, с чего начинать.

Или все это было заранее спланированным ходом?

Пока шли по улице, я выслушивала от Юрия, что я не права, и в следующий раз я должна везде рядом с собой заявлять его выступления.

Этот мозгоклюй, у которого мне приходится жить, стал порядком нервировать. И я не знала пока, как дальше поступить Я просто молчала… И тоскливо наблюдала, как за нами волочется "хвост" слежки.

Юрий опять напомнил о том, что у него приезжают родственники.

Значит, надо ускорять отъезд в Днепропетровск.

Я очень хотела написать об этом на Фейсбуке, но что-то не заладилось с Интернетом, а Юрий сообщил, что взял нам билеты в Днепр на вечерний поезд.

Еще он сообщил, что эти, что на три буквы, готовы выделить мне микроавтобус, чтобы на нем объехать зону АТО.

Заманчивое предложение. ...

Утром в Днепропетровске нас встретила девушка от администрации, которая сообщила, что после того, как мы расселимся, нас ждут в администрации области.

Юрий вальяжно выплыл из поезда. Поразительно, но с ним всегда были его портфель, абсолютно неподъемный и трость.

Этот высокий мужчина с необычайно сильным голосом постоянно двигался очень медленно, и всех, кто находился рядом, заставлял себе помогать.

Вот и теперь, когда мы подошли к машине на вокзальной площади Днепропетровска, он обратился к водителю, чтобы тот открыл багажник. Нет, не для моего чемодана, а для его портфеля.

Медленно обошел машину со стороны водителя, передал ему портфель, проследил куда и как его надо поставить, отдал приказ закрыть багажник, так же медленно обошел машину вновь со стороны водителя, потом потребовал открыть ему переднюю дверцу, долго размещался на переднем сидении, пока его клюшка находилась на тротуаре.

Потом сев, вновь обратился к водителю с требованием выйти и подать ему клюшку, хотя та находилась у него под рукой. В

одитель передал ему трость, закрыл за ним дверь. И поскольку гостиница нам не была заказана, Юрий потребовал, чтобы его отвезли в лучший отель, что и было сделано.

Но в лучшем отеле оказались совершенно поднебесные цены, после чего Юрий заставил нашего водителя объехать еще несколько гостиниц. И везде он выходил из машины, т.е. водитель выскакивал, открывал ему дверь, помогал выйти, открывал багажник, доставал портфель Юрия.

После того, как Юрию в очередной раз не нравились цены гостиницы, вся процедура с укладыванием портфеля в багажник и трости ему между ног повторялась.

И это сначала забавляло, потом уже откровенно раздражало. Всех.

Но Юрию это нравилось. И я не знаю, сколько бы времени все это продолжалось, но я вмешалась и попросила отвезти нас в гостиницу «Днепропетровск». Рядом набережная Днепра, центр города. Расселились. И поехали на прием к заместителю губернатора Олейнику.

Уже там, в администрации, я узнала, что мне забронирован номер, и не надо было скитаться в поисках гостиницы.

Под свое крыло меня забрала Татьяна Губа, помощник губернатора, которая тоже оказалась членом нашей группы «Груз-200 из Украины в Россию».

Вообще Днепр встретил очень тепло. В прямом смысле, поскольку там я нашла не только отличных друзей, но и, прежде всего, неравнодушных людей, волонтеров.

На одном из концертов для раненых меня приветствовал огромный зал, и я вновь получила благословение местного патриарха.

Эти люди в дальнейшем не поддались на провокации, знали, что я как делала, так и делаю свое дело. Но, к великому сожалению уже спустя пару месяцев все сотрудники администраций, как по команде, отвернутся от Васильевой, впрочем, как и от своих волонтеров и даже будут пытаться открещиваться от добровольческих батальонов. Нет ни чего хуже договорной войны. Но об этом позже.

Закончить главу о Юрии я хочу еще парой зарисовок, которые заставили меня пойти на контакт даже с СБУ. Этого человека расселили в той же гостинице, что и меня, предоставили прекрасные апартаменты.

В первый же вечер, после принятия спиртосодержащих напитков со своими друзьями, Юрий вломился в мой номер и открыто предложил мне стать его любовницей.

Причем сделал он это в присутствии Татьяны Губа, ни сколько не стесняясь, полный уверенности в своих силах и значимости.

Я потеряла дар речи.

Пришлось вытурить его из своего номера. О, нет ничего хуже, чем отвергнутый мужчина, особенно в возрасте, особенно в преклонном.

Уже на следующее утро я выслушивала его истерики по поводу того, что мне нечего делать в Украине, что я – засланная шпионка, и он это достоверно знает, потому что у него сохранились связи в России. И его, Юрия, просветили с российской стороны о моих намерениях!

Восемь, девять, аут!

Так вот кто были его таинственные вчерашние друзья...

Старосоветский стукач, попав в шикарные апартаменты гостеприимного Днепра возомнил себя вершителем судеб.

Пройдет с полгода и у нас будет с ним еще одна встреча, на которой он мне безжалостно нагадит. А пока впереди была пресс-конференция в администрации Днепропетровска.

Ее готовила Татьяна Губа.

- Лена,- у Тани дрожал голос, - что делать с этим старым хрычом?

- С каким? – хотя нет смысла спрашивать, итак ясно: речь идет о Юрии.

– А что он еще вытворил?

- Представь, он позвонил в пресс-центр, и начал требовать, чтобы я изменила порядок пресс-конференции, и чтобы он был заявлен в ней как отдельный участник.

- И что он собирается говорить? – вспомнив спич Юрия в Миноборны, спросила я.

- Он говорит, что будет рассказывать о том, как построил информационную защиту для Украины и что ты… его проект. Блин, ну это слишком.

- Что будем делать?

Мы с Таней спросили друг друга одновременно.

Раздался телефонный звонок, звонил тот самый старший офицер СБУ, который предложил мне свою помощь.

- Елена Борисовна, я могу предложить Вам охрану из 4х человек, Вы поедете на нашем микроавтобусе в АТО, туда, куда считаете нужным.

Ого! От такого предложения сложно отказаться.

- А Вы поедете?

- Нет.

- Вас будут сопровождать наши ребята из «Альфы». Вы для нас очень ценны. Комплимент с двойным дном, но приятно.

- Хорошо, я согласна. А когда и куда подадите микроавтобус?

- За Вами приедут прямо в Днепропетровск. Вас и Юрия они смогут забрать уже завтра с утра.

Юрий!!! О нет, только не он с его портфелем, вечными наставлениями, а теперь еще и с параноидальной наклонностью к шпиономании.

- А можно без Юрия? – я впервые почувствовала в собственном голосе просительные нотки. Он старый человек, еле шевелится. К тому же его тяга к его портфелю… Ваша «Альфа» будет носить за ним портфель.

- Что? – на том конце телефона собеседник поперхнулся.

- Ой, если встретимся, потом как-нибудь расскажу. А пока… давайте без Юрия.

- Но, понимаете, это он настоял на такой поездке с Вами.

- Простите, у меня сейчас пресс-конференция, перезвоню после нее. Набираю Татьяну.

- Таня, я не могу просто так конфликтовать с Юрием. У него мои вещи, я как бы зависима от него.

Таня, смеясь заявила:

- А я дала команду охране, чтобы Корнева Юрия не пропускали в зал ни при каких обстоятельствах.

Как воевала с ним охрана, не знаю. Знаю, что даже в зале пресс-службы из-за дверей периодически доносился его голос, но в зал его не впустили.

Вернувшись в отель, я узнала, что сопровождающее меня лицо съехало, заказав через ресепшен билеты в сторону Киева.

Мы с Татьяной ударили по ладоням.

Раздался телефонный звонок, звонил все тот же офицер СБУ.

- Наши ребята приедут за Вами послезавтра. Мне звонил Юрий, и сказал, что он будет выезжать вместе с нашей группой из Киева.

- Нет!!! – я не знала, как себя вести, и выпалила кратко все, что уже накипело по поводу моего «пресс-атташе».

- Избавляйтесь от него, как хотите, к тому же я не уверена, что он не стучит на Россию. На том конце телефона зависла пауза.

- Ладно, мы что-нибудь придумаем.

Остается день. Этот день – самый тяжелый в моральном плане.

Вместе с Татьяной Губой мы едем на кладбище неопознанных бойцов. Именно там я отсняла самые жуткие кадры, облетевшие весь мир – ряды свежевырытых могил. А перед этим мы посетили морги, где нам показали, как проводятся исследования на ДНК неопознанных останков.

Впоследствии, я не раз возвращалась в Днепр (так зовут его местные жители), но те первые ударные по эмоциональному накалу посещения были самыми жестокими.

Помню, как написала ребятам с сайта «ИнформНапалм» (я еще не знала, что они готовят отжим моего проекта себе):

- Я перешлю вам видео, выложите их, пока я в поездке. И как после их просмотра Роман Бурко мне звонил:

- Это слишком жестокие кадры. Их нельзя показывать людям. Это лицо войны.

Я не выдерживала и спорила:

- Но сознание русских уже «отравили» показом сцен насилия. Пусть видят себя в конечном результате – на поле боя грузами-200. Пусть знают, чем для них закончатся эти «сафари».

Четверо симпатичных ребят в микроавтобусе. Ничего выдающегося, кроме их глаз.

Эти глаза опалены войной, и любая улыбка не в состоянии скрыть того, что они прошли.

- Ребята, по дороге мне надо отснять на видео следы войны.

- А нам лучше не попадать Вам в кадр.

- Так не попадайте. Едем в Запорожье, обмениваемся шутками.

- А как вам удалось избавиться от Юрия?

- О, это целая эпопея. Начальник на меня стрелки перевел, и Юрий бомбил меня звонками весь вечер накануне. То пытался выяснить наш маршрут, то количество людей, то дотошно выспрашивал, знакомы мы с Вами или нет. Забодал. И каждый раз уточнял выезд. Я ему сказал, что выезжаем в 8 утра и заедем за ним. Он еще раз десять перезвонил и объяснял, как к нему доехать. Я начал понимать, почему Вы отказались от его общества. Так этот перец уже позже к вечеру начал звонить и сообщил, что готов подъехать к нашему микроавтобусу. Ему откуда-то стало известно место нашего выезда. В общем мы удрали от него на 2 часа раньше. И самое смешное, что правильно сделали, потому что он приехал за полтора часа до назначенного времени и караулил нас.

- Н-да, забавный образец советского розлива…

Парни грустили, что не захватили в дорогу диски с музыкой. В конце-концов, мы решили остановиться у какого-нибудь магазинчика и взять в дорогу песни... .

...Но, пора закончить историю о Юрие Корневе.

Юрий примчался на пресс-конференцию, которую я давала в кризисном медиа-центре по поводу провокаций Шария в марте 2015 года.

После этой пресс-конференции, он увязался за мной и моим охранником в кафе, где начал говорить мне оскорбительные фразы, в надежде вывести меня.

О, как я хотела врезать по его физиономии.

Охранник тогда спросил меня:

- Зачем ты все это терпела?

- Ну представь себе, я никто в этой стране. И вызвать милицию, арестовать меня за дебоширство – возможно.

Это была его задача. Я вовремя вспомнила, что Юрий оплатил за меня билет на поезд из Киева до Днепропетровска.

Молча отдав ему деньги и расчитавшись по счету в кафе, я вышла из заведения, окончательно поняв, что с этим человеком я уже никогда не встречусь, либо буду готова к любой его выходке и отреагирую должным образом…

Убить дракона ч.3 Рыжие-бесстыжие

… Я уже упоминала группу военных, которые сопровождали меня в поездке по освобожденным территориям.

Этих ребят после той поездки всех отправили в АТО, а их начальника из СБУ, реально беспокоившегося обо мне, перевели на работу в другой отдел.

Он успел сообщить мне, что теперь вместо него заступил на службу человек с именем Андрей.

Фото этого персонажа у меня нет. Не попал в объектив. А жаль...

Зато его подчиненный сыграл немаловажную роль в моей жизни, исполняя приказы Андрея. И поэтому заслуживает того, чтобы стать моим героем №3.

Исполнительный 25и летний рыжий Саша встречал меня с поезда из Одессы.

Именно в тот момент, когда я на последнем издыхании от сердечного приступа подъехала на вокзал Киева. После бесконечных поездок по городам Украины, я изрядно вымоталась. Наснимала много материала и о волонтерах, и о том, как вся страна работает на обеспечение победы на российским агрессором. Все это надо было скомпановать в отдельный фильм, и выпустить его до экстренного заседания ООН по вопросу Украины в ноябре 2014. И мне помогла в Одессе великолепная команда 7 канала ТВ. Выделили людей, смонтировали фильм:

Загрузив его на Youtube, опубликовав в группе и разослав по адресам, я села в поезд, увозящий меня в Киев.

Я не знала, где мне там остановиться, но верила, что украинцы помогут.

А в поезде случился жесточайший сердечный приступ.

Больше месяца в дороге и жуткого напряжения сделали свое дело.

Мне было все-равно, кто меня встречает. Нужна была в тот момент только скорая помощь.

Словом, Сашу я тогда увидела в первый раз. Оказавшись в реанимации в клинике Амосова, пожалуй, я впервые осталась без сбушных соглядатаев. А прошедшее экстренное заседание ООН по вопросу Украины приняла резолюцию: Россия - агрессор.

И впервые там при принятии этого решения прозвучала фраза: грузы-200.

Мой телефон взбесился.

Люди со всего света поздравляли, благодарили за фильм. Жаль, что в Украине его так и не показали...

…А Саша - рыжик стал регулярно наведываться ко мне в палату. Он все узнал о людях, которые меня навещали и готовы были поселить меня у себя в Киеве. И не знаю, что именно он им говорил обо мне, но в день выписки, на 3й день после операции, и как вы помните это были дни, когда у меня пытались отнять проект "Груз-200 из Украины в Россию",  я оказалась на улице.

Эти люди мне как-то неуверенно, но сообщили, что не могут предоставить мне заранее договоренное жилье.

И тут появился этот «Рыжик» - Саша, который «заботливо» отвез меня в гостиницу «Дружба народов» и по какому-то таинственному невероятно низкому тарифу поселил меня в ужасно холодный номер, «забыв» принести мне мой чемодан с вещами.

Проводив меня в номер, он испарился. И я осталась в номере в пижаме с парой теплых кофт и с теплым халатом, которые упаковала в отдельный пакет.

Мои звонки к Саше на телефон оставались без ответа.

...Когда украинцы слушали, как Надежду Савченко держали в какой-то придорожной гостинице в России, почти в то же время и меня тоже держали в одной пижаме в насквозь промерзшем номере гостиницы после сложной операции на сердце.

Без денег, еды и теплой одежды. Больше двух недель.

Нет, я даже не называю это ни пыткой, ни издевательством. Оценивайте сами…

Дважды вызывала скорую. Из-за холода начались непредвиденные осложнения. Отчеты о тех вызовах «скорых» я заботливо сохранила.

К врачам в Украине вообще претензий нет – умницы.

А вот слуги Дракона расчитали верно, как они думали: отожмем проект, выудим контакты поставщиков информации, создадим условия, при которых сама случайно загнется от напряжения и безысходности...

 

Выручили два киевлянина, которые что-то поняв, почувствовав, приехали и привезли мне деньги, когда я заикнулась о помощи в интернете.

Вообще-то надо было это видеть: снег, приличный морозец, и женщина, которая вызывает себе такси и в пижаме едет на рынок, купить себе одежды.

Спасибо, кияне, реально выручили!

Интересный момент: мне удалось вычислить отца Саши, которому я рассказала, что совсем без одежды, и тот нашел мой чемодан в семейном гараже, быстро доставил мне его.

Правда, все это произошло сразу после моей поездки на рынок за одеждой.

Совпадение?

Я пыталась найти в себе силы, и поняла, что лучше не поем в дорогом буфете ресторана, но сделаю себе прическу.

Да, женщины именно так «возраждаются из пепла».

При гостинице работал салон, где девочки привели меня в относительный порядок.

Укрепив «фасад», я поняла, что должна дать бой заботливому сбушному окружению и найти себе жилье.

...Я не раз публиковала просьбу помочь найти жилье, но в основной массе люди в интернете только советовали мне ездить по агенствам, что без одежды я сделать просто не могла. Вообще, меня всегда поражают советчики.

Очень мало таких, кто возьмет на себя решение вопроса.

Отозвалась одна женщина - Людмила.

Она приехала на своей машине и предложила мне прокатиться и выбрать жилье. Все, что в тот момент предложили, стоило больших денег. И не стоило мне оставаться совсем одной.

Поэтому я выбрала вариант: маленькую комнату в семье матери и сына, перенесших инсульт. И им небольшая поддержка, и мне, хоть мифическая, но защита.

Естественно, за время болезни я ни с кем не встречалась. Все общения были виртуальными.

…Почти сразу после того, как я смогла «утеплиться» в одежде, в моем номере «нарисовались» Андрей и Саша, которые заверяли меня в самом лучшем отношении и заботе…

Они вдруг начали обещать «золотые горы», мол, вам же офис нужен, а никто вам его не предоставит, и команда и компьютеры для продолжения проекта.

Мы, в смысле отдел контрразведки (ого!) готовы выделить вам средства на содержание и материальную помощь в размере 4 000 гривен в месяц. Типа, только молчи и ни чего в эфире не рассказывай. И, пожааалуйста, скажи, ну кто тебя информацией снабжает... Дед Пихто...

Конечно, никто и ни чего не сделал. Пустые обещания... Сил бодаться с ними у меня просто не было но и откровенничать я с ними не собиралась. 

В это же самое время мои знакомые журналисты из Голландии очень хотели приехать в Украину, чтобы снять фильм о моей работе в проекте груза-200 для Гааги и вместе посетить АТО и освобожденные города.

А это значит, что я должна была обратиться в СБУ с просьбой о разрешении на въезд на эти территории нам, иностранцам.

Андрей попытался надавить на меня и поселить в квартире какой-то своей сотрудницы. Но я пошла на единственный компромисс: я молчу обо всем, что они со мной делали, сама выбираю, где жить, а они помогают организовать в январе 2015 года нам с голландскими журналистами поездку в АТО.

Это предложение им очень не нравилось, и Андрей всячески затягивал с ответом.

Знала бы Маша Новикова, эмигрантка, ставшая голландкой - режиссером, на что мне пришлось согласиться, чтобы она могла сделать свой фильм, в котором обо мне не оказалось ни слова…

Группа после не удавшегося ребрендинга выстояла.

Информации было много, и пора было ее аккуратно перепроверять. За это дело взялись новые админы - волонтеры.

Надо сказать, что и во время поездки, и в реанимации, я каждую ночь и все свободное время отдавала анализу поступающих материалов. А Андрей и Саша-рыжик замучали меня одним и тем же вопросом: кто поставляет вам информацию.

Дед Пихто...

Но и это далеко не конец.

События только начинали набирать обороты.

Ведь в следующей поездке в АТО и этих голландских журналистов невольно втянули в ту самую февральскую провокационную кульминацию…

Система готовилась к решительному удару, чтобы в Гаагский Трибунал не просочились данные о реальных потерях российских войск на Донбассе. И где! В Украине...

А пока Андрей и Рыжик исполняли свои роли, на сцене появился новый персонаж…

Убить дракона ч.4 Мягко стелят - жестко спать

Одна из моих первых админов Елена поселила меня у своих родственников в скромной комнатушке. Я была рада, что вырвалась из холода и лап моих соглядатаев.  Бурный ноябрь закончился. Работа в группе «Груз-200 изУкраины в Россию» кипела. В составе админов были только украинцы: пенсионеры, учителя, строители – рядовые граждане, которые всем сердцем хотели помочь своей стране. По крайней мере, я так думала. Я жила в своей комнатушке, выбираясь лишь на интервью и встречи с людьми. И пыталась разгребать просьбы украинцев, которые после сентябрьских боев искали пропавших без вести. Мои российские коллеги стали находить следы то одного, то другого украинского бойца в российских СИЗО, на гауптвахтах. Мы отслеживали цепочки их перемещения. Стала накапливаться база фамилий украинских военнопленных, которых важно было вернуть на родину.

 Российские правозащитники, рискуя жизнью, потихоньку продолжали искать украинцев в российских застенках. И встал вопрос: для чего их там держат? Ответ напрашивался только один: предъявить их потом российским зрителям в качестве террористов, проникших на территорию России для подрывной деятельности. У нашей власти на иное мозги не заточены. Собственно, это они уже и пытались сделать в 2015-16 годах, но мы с российскими коллегами смогли разрушить заранее этот замысел гэбни.

…Ни Саша, ни Андрей меня практически не тревожили, правда, однажды приехал Саша и передал мне просто так без всяких расписок 4 000 гривен, сказав, что это они собрали для меня помощь.

Я взяла эти деньги в качестве компенсации «за доставленные неудобства»… И еще уточнили план и время поездки с голландцами в АТО. Маша Новикова выслала мне приглашение в Гаагу. И тут я совершила ошибку.

Надо было молчать об этом, но…

Чтобы выехать в Голландию нужна виза, а оформить ее я могла лишь в России. Поэтому я показала Саше-Рыжику приглашение и спросила, может ли их служба как-то помочь мне в оформлении визы?

И Рыжик после консультаций в своей конторе мне радостно сообщил, что они даже паспорт поддельный мне могут сделать…за сотрудничество с ними.

Я отказалась.

А они не посмели отказывать голландским журналистам в поездке в АТО, но о визе вопрос уже и не поднимался. Словом, остались на первоначальных договоренностях. Они нам поездку – я молчу о своем мягком заключении в гостинице.

 

В декабре 2014 лидеры Экспертного совета оппозиции решили устроить выездное заседание в Киеве, провести пресс-конференцию, которую подготовил Валерий Отставных.

В той пресс-конференции участвовали по скайпу Андрей Илларионов и Андрей Пионтковский. На пресс-конференции было много журналистов.

Я озвучила все, что знала на тот момент об украинских военнопленных. А политики не раз ссылались на меня в своих выступлениях, и изумленные сбушники с удивлением узнали, что я не просто правозащитник, а известный общественно-политический деятель России.

 

Наши оппозиционеры даже не узнали, какой приговор они мне подписали в тот момент, впрочем, и сама не знала. Никто из нас не знал. Мы еще продолжали верить, что Украина – демократическое государство, и спецслужбы призваны защищать свою страну, а не работать на агрессора.

Словом, на следующий день после этой пресс-конференции раздался телефонный звонок, и я узнала, что меня приглашают в СБУ на Владимирскую. И не кто-нибудь, а одновременно почти все замы Наливайченко. К этому времени с декабря 2014 у меня появилось два добровольных охранника. Один наш, российский, мой земляк из

Мурманской области, Владимир Гроцков, попросивший убежище в Украине. Ему, как и другим, впоследствии, в убежище было отказано, и он ушел в АТО.

 

Второй –украинец Тарас Шульга, сын сотрудника Минобороны Украины, который потом тоже был отправлен в АТО.

Парни добросовестно или вместе или по-очереди везде сопровождали меня.

И на подстраховке все время находился Юрий Шулипа, который не раз выручал меня в самых критических ситуациях. Настоящий друг. И от этого было спокойнее на душе.

…Тарас сказал, что будет дежурить у здания СБУ, и если я не выйду, сообщит об этом в группу и журналистам.

Но встреча оказалась теплой.

Накрытый стол с рошеновскими сладостями, чай, кофе, подарки на память. В числе подарков книга «Кобзарь»

- Елена Борисовна, что же Вы нам не сообщили, что Вы общественный деятель?

Они познакомили меня с присутствовавшим на этой встрече Юрием Тандитом, человеком, который возглавляет от СБУ возврат военнопленных.

Там же представили мне офицера, с именем Виктор, которому было поручено выполнять все, что мне потребуется.

Мы обменялись телефонами с Виктором. Поговорили о предстоящей поездке с голландскими журналистами.

Офицеры заверили меня, что будет предоставлен и автобус и надлежащая охрана. Я в свою очередь, попросила, чтобы моя охрана (Владимир и Тарас) также поехали с нами. На этой просьбе произошла неувязка и неловкая пауза заставила насторожиться.

Такая же, еле заметная пауза возникла, когда я сообщила о приглашении в Гаагу, и просьбой помочь с визой. Я поняла, что тут далеко все не так гладко, как видится.

Ох, и мягко стелили…

Стоит вспомнить, что в декабре-январе в СБУ прошли существенные подвижки: Наливайченко был уволен с должности, а эти замы остались…

 

После этой встречи «на высшем СБУшном» уровне, Юрий Тандит на своей машине отвез меня в свой офис.

На двери офиса висела золотая табличка с названием «Золото Скифии».

В офисе меня уже ждали еще два человека, среди них Василий Будик.

Как мне пояснил Юрий Тандит – это его руководитель по вопросам возврата украинских военнопленных, освобожденный из плена после зверских пыток, самим президентом Порошенко.

Об этом персонаже (Будике) я уже много писала, но в нашей истории я вернусь к нему еще раз отдельно (несомненно, заслуженный «герой»).

С Тандитом мы обговорили детали взаимодействия, в частности договорились, что всю информацию по украинским военнопленным, которую я получу с российской стороны, я буду немедленно пересылать ему.

Будик вмешался, и попросил его тоже информировать незамедлительно.

Самое интересное, что и Саша-Рыжик, и Андрей, и Тандит с Будиком, каждый задавал мне один и тот же вопрос:

- Расскажите, кто вам поставляет из России информацию?

Или в другой форме

- Кто вообще вас информирует? Ваша информация постоянно после нашей проверки оказывается подтвержденной. Кто те люди, кто вас ею снабжает?

Но выдавать своих друзей, которые рискуя жизнью в России, помогали мне донести правду, я не собиралась. И отшучивалась:

- Межрегиональный координационный центр «Забытый полк», председателем которого я имею честь быть, имеет филиалы во всех регионах России, а ветераны боевых действий, почти во всех воинских частях сохранили своих учеников – офицеров. Так что в России много честь имеющих военных… Вам их имена ни к чему.

А вот теперь внимание!!! Пока проходили все эти встречи, внутри самого СБУ шла кропотливая работа: было перетрясено все «мое грязное белье», икали «скелеты в шкафу» у Васильевой.

Но их не было.

И их решили придумать.

В из недр Минобороны от группы Бурко-Бутусова в недры СБУ был запущен шепоток: Васильева работает на Россию (что, собственно, правда, только с поправкой – на народ России – пытаюсь донести правду).

И раз Васильева работает на Россию, то в ее действиях есть скрытый смысл. И она – агент ФСБ.

Самым первым это озвучил… Роман Бурко, известный всем как волонтер проекта «ИнформНапалм».

На деле же – старший офицер отдела информационной политики Управления информационных технологий Министерства Обороны Украины. Его зовут Раевский Вячеслав Николаевич, воинское звание — полковник.

Он же - руководитель информационного фронта Украины.Бездарный, ограниченный, завистливый и алчный. 

А поскольку в СБУ меня "вело" сразу четыре отдела, то информация о том, что я "агент Кремля" вдруг "начала подтверждаться" то в одном, то в другом отделе, со ссылкой на предыдущий.

Классно работают, пацаны...

Убить дракона ч.5 Расскажешь - убью

Поездка в АТО приближалась, Журналисты из Голландии приехали в Киев.

Они подробно рассказали мне, что в Голландии пройдет фестваль документальных фильмов, где они хотят рассказать о том, как Россия напала на Украину, о моем проекте груза-200, как неопровержимых доказательств этой агрессии.

С Машей Новиковой я знакома давно. Она снимала фильм о Гарри Каспарове "В огне революции". И сопровождала его в поездке ко мне в Мурманск.А потом освещала много событий из нашего российского протеста.

Я ей полностью доверяла, и хотела помочь Украине: донести до мира правду.

Если бы я тогда знала, что именно на период этой поездки и начался мощнейший план по дискредитации и моего имени и проекта груза-200 с включением всех силовых и административных структур Украины…

И цель была у слуг Дракона: не дать голландским журналистам сделать фильм, в котором Елена Васильева ведет этот проект. А соответственно, нечего ей делать в Голландии.

В той поездке СБУ делало все возможное, чтобы Маша Новикова повлияла на голландцев, которые мне прислали приглашение в Гаагу - аннулировать это приглашение.

Словом, остановить Васильеву любыми путями. А заодно и правду попридержать...

Поэтому данную поездку по освобожденным городам я опишу подробнее.

Я позвонила Виктору, помните, тому, которого высшие сбушные чиновники назначили моей «феей – исполнительницей желаний».

Предстояло обговорить детали, передать ему сканы паспортов иностранных журналистов, и назначить час выезда.

Это офицер, не высокого роста, с маленькими ручками, действительно личность неприметная.

И на нем не стоит останавливаться в нашем повествовании. Разве что он часто мне по ошибке звонит, видимо, номер сам набирается.

И я не раз слушала, как он где-то ходит, сопит, сморкается.

Это была единственная встреча, на которой он представил мне своего помощника, скромного полковника с фамилией то ли Соколов, то ли Орлов, с именем Андрей.

 

На своем скромном «лексусе» он доставил меня до дома, сообщив, что будет сопровождать меня в поездке с журналистами.

Рассказал о смешных терках, возникших у них.

Отдел контрразведки, который представляла уже известная нам парочка – твикс Андрей и Саша Рыжик, тоже хотели участвовать в командировке. И поэтому победила дружба – Рыжик едет с нами.

И со скрипом они согласились взять с собой одного из моих охранников, понятное дело, украинца – Тараса, папа которого работает в Минобороне.

Но с Тарасом у них реально вышла заминка. Он их просто бесил, поскольку не поддавался ни на какие сплетни обо мне. "Тарасик» - так за глаза стали звать его сбушники, с вслед за ними и …тролли в интернете…

Впоследствии, именно этот скромный полковник на "лексусе" заявил мне:

- Если опубликуешь мое фото, или что-то вякнешь обо мне - убью.

Ну что ж. Хочешь быть Джином, получи свои Цепи.

С этого момента ты несешь ответственность за мою жизнь и ее сохранность!

...Январь 2015. Накануне отъезда в АТО поздно вечером я получила сообщение из России о том, что можно вернуть несколько украинцев из плена. До их пор не знаю, был ли это заранее разыгранный спектакль или на моего переговорщика просто быстро вышли спецслужбы России и Украины.

Почему вместе?

За потому что все последующие события не могли произойти без участия обеих сторон.

Поскольку был поздний вечер, я позвонила Юрию Тандиту, сообщила ему, что появилась вот такая информация. Но поскольку я уезжаю на неделю, то им стоит над ней поработать и принять решение.

Тандит сообщил, что пришлет своего человека. И на моем пороге возник Орлов-Соколов полковник Андрей на "лексусе", которому я передала свою флешку с полученной пленными информацией. (Вопрос, когда ее вернете? Инкрустированная перламутром, для меня это еще и украшение дорогое. Флешка стала чьим-то трофеем).

Утром нам предстояла поездка.

Полковник выражал всем своим видом желание услужить и подчиняться любому моему приказу, что позабавило.

Но я уже сделала пометочку, что на высшей сбушной встрече были какие-то заминки, а значит, стоит ожидать сюрпризов. И сюрпризы начались со следующего дня.

Собственно, с этого момента и началось нарастание провокаций, целью которых было не только дискредитировать мое имя, но и остановить поток распространения информации по миру о том, что в Украине идет война. А заодно и попытаться вновь устроить «ребрендинг» проекта груза-200.

Но так не хотелось в это верить...

…Если хотите знать, что о вас думает начальник, чиновник или лидер, посмотрите, как с вами здороваются или общаются его секретарша, охрана или ближайшие замы…  

… Раннее утро.

Бусик с охраной (ой, сколько охраны – 7 человек в бронниках, с оружием), заезжают за мной, журналистами, Тарасом.

В бусике уже сидят Рыжик и Орлов-Соколов.

Мама Тараса заботливо передала для меня с сыном плед и маленькую подушечку в дорогу.

- Наша королева, - слышу я от Орлова – Соколова…

Вообще-то я после операции на сердце… Стоп, что-то не так. Этот Андрей уже не излучает готовности помогать. Он преспокойно откупоривает бутылку вискаря, и усосав ее, почти до Днепропетровска не отсвечивает.

А Рыжик балагурит, как сорвавшийся с цепи щенок.

Правда, на одной из остановок, пока мы курили уже почти в дупель пьяный "Лексус" - Андрей вдруг начинает на меня наезжать, что из-за этой поездки мы подвергаем себя опасности, потому что все ждут наступления на Мариуполь, а я прусь в пекло и их вынуждена тянуть за собой.

Про наступление на Мариуполь шушукались и волонтеры между собой, но только в поездке я вдруг узнала, что даты обстрела могут совпасть с нашим приездом туда.

Памятуя о первой поездке в АТО, я пытаюсь познакомиться с теми, кто сидит в разгрузке.

Ведь в случае опасности и обстрелов важно понимать, как взаимодейтвовать. Но они вообще не разговаривают.

В глаза не смотрят.

- Ого, - говорю я сама себе - опасность. Маша в дороге снимает меня: как едем, о чем говорим, как отвечаю на звонки людей. В целом, обстановка в бусике странная: часть настроена на работу и взаимодействие. Другая часть источает тревогу, граничащую с угрозой.

 

 

 

...И пока мы едем из Киева до Днепропетровска, я вспоминала странное гостеприимство команды Коломойского.

С одной стороны они меня очень радушно расселили в своей административной гостинице, в очень уютном номере. И я не только спокойно продолжила заниматься проектом, но и готовила поездки по Украине.

Почему-то захотелось объехать регионы по часовой стрелке: Херсон, Одесса, Николаев, а потом на запад страны в "бандеровские" регионы.
Но мои планы были резко нарушены.

В один из вечеров в номер прибежала Татьяна Губа, вручила мне билеты на самолет во Львов на следующее утро и конверт с деньгами 10 000 гривен.

- Но я не связывалась со Львовскими активистами. Кто меня там встретит?

- Тебя встретит Семен Семенченко.

- Таня, последние дни перед выборами. Я не собираюсь помогать кому-то из кандидатов в Верховную Раду. Это не моя страна и я не желаю вмешиваться в вашу политику.

- Лена, решено, ты уезжаешь.

Это поведение меня озадачило.

Созвонившись с волонтерами, я узнала, что на следующий день в Днепр пребывает президент Петр Порошенко. 

Понятно, меня тупо убирали из города, чтобы я не смогла с ним встретиться.

Собственно, у меня тогда и не было таких планов - встречаться с президентом.

Утром выяснилось, что оставленные деньги - это средства, которые я должна заплатить за гостиницу. Какое-то странное гостеприимство. Лучше бы я сняла более скромное жилье и оставила деньги на проект. 

Я расплатилась за гостиницу. В конверте оставалось 1300 гривен. Оставшиеся деньги просто начали мне жечь руки. Позвонила добробатам из батальона "Донбасс". Один из них согласился встретиться со мной в аэропорту. Смешно было видеть, как аэропорт был просто нашпигован сотрудниками спецслужб, задачей которых было "обезопасить мой вылет" из Днепра.

Доброволец приехал в аэропорт и я передала ему оставшиеся деньги на нужды ребят. Силовики сновали вокруг, вели скрытую съемку...

А еще, пока мы ехали до Днепропетровска я вспоминала нашу встречу с Борисом Филатовым. Он поначалу мне очень импонировал: собранный, четко решающий поставленные задачи.

Совсем не российская вальяжная администрация. А потом украинцы с удивлением узнали, что Коломойский, Филатов и вся его команда в разгар сражений на Донбассе, покинула свои посты, оголив прифронтовой город. Но ведь это - предательство.

Под удар был поставлен целый регион. И уж совсем удивительно глупо смотрелись мэрские выборы, когда тот же Борис Филатов выдвигал свою кандидатуру, и призывал народ голосовать за себя. Ведь он уже предал своих земляков, оставив пост заместителя губернатора региона...

Днепропетровск - Январь 2015 

В Днепропетровске меня ждут представители ОБСЕ . Ждут давно, поскольку мы устали переписываться и перезваниваться. Они тоже все время перепроверяют мои данные. Данные совпадают.

И наблюдателям ОБСЕ вживую хочется увидеть «Мать Мира» (я была польщена таким определением). Въезжаем в Днепропетровск. Казалось бы, надо расселиться, и время поджимает на встречу с ОБСЕ. Но Рыжик заявляет, что сначала ему надо расселить вооруженную нашу охрану. Мы подъезжаем к Днепропетровскому СБУ, и тупо стоим на морозе почти полтора часа. На встречу с ОБСЕ я уже опаздала.

Созваниваюсь с ними, извиняюсь, прошу подождать. Уговоры Рыжика бесполезны. В конце концов, не выдерживаю, ору на него. Вывести меня из себя очень трудно…

Тот неохотно залезает в бусик, и мы едем в ОБСЕ. Охрана остается отдыхать в недрах сбушного здания. Для чего мы так долго стояли под Днепровским СБУ – осталось как бы загадкой. Хотя уже было ясно - сотрудники СБУ желали сорвать встречу международных наблюдателей с нами.

Понятно, что все это я пишу спустя время. В тот момент я чувствовала опасность, натыкалась на противодействие, но пазлы тогда еще не сложились.

Наблюдатели меня дождались. Встреча была долгой, разговоры и обмен информацией – обстоятельными. Среди наблюдателей – мои соседи… из Норвегии, Финляндии. Я же из Мурманска, а эти страны там совсем рядом. И они меня знают по экологической деятельности. Маша Новикова все скрупулезно снимает на видео. Заключительное фото на память.

Мальчиков на три буквы наблюдатели ОБСЕ не впустили. Те ждали за дверью и были очень злы на меня.

Что было важно на этой встрече? Миссия ОБСЕ - это наблюдатели.

Их задача докладывать в свою страну об увиденном. Они не принимают решений.

Но мы так долго ждали этой личной встречи, что хотелось им сказать то, что написать невозможно. И я откровенно пожаловалась моим норвежским и финским друзьям, которые помнили мою экологическую деятельность в Мурманске, на то, как меня морозили на улице под зданием СБУ, и явно хотели сорвать нашу встречу.

И я просила, просто умоляла их надавить на свое руководство и послать наблюдателей к российской границе и в Мариуполь, поскольку если реально начнется наступление на этот город, они будут готовы зафиксировать факты вторжения российских войск и использование военной российской техники при обстрелах мирных жителей.

...Да, с местными волонтерами не успею встретиться. Встреча в ОБСЕ тоже затянулась. Ан нет. Ребята из самообороны рядом. Они сами подъехали. Встречаемся, обнимаемся. Делимся планами на завтра. - Нафиг завтра. Давайте к нам сегодня. Мы и стол накрыли. Рождество вместе отметим. Боже, Рождество, я и забыла… Мы расселяемся в гостинице и пешком идем по Днепропетровску, сказочно украшенному праздничной иллюминацией.

  

Без изысков, как на фронте. Стол накрыт. Бойцы добробаты, волонтеры: все хоть на   минуточку хотят заглянуть к нам. Делимся впечатлениями. Фотографируемся, ребята рассказывают об украинских традициях встречи Рождества, Нового года. Маша беспрерывно снимает видео. Кто мог подумать, что спустя пару месяцев все эти помещения отнимут у волонтеров.

Орлов - Соколов Лексус и Рыжик затаились по углам. Но стоит мне с кем то попытаться отойти в сторону – тут как тут. И все же ребятам – волонтерам удается меня отжать от них.

 - Лена, мы не в курсе подробностей, но против тебя готовится что-то страшное. Провокация. Будик звонил Филатову. Будик подлый человек. Потребовал, чтобы Филатов тебе во всем противодействовал. Тот обещал ...

- А что-то поподробнее?

- Ой, Лена, не знаем. Это же Миноборона… Но ты должна помнить – мы рядом с тобой. Если что – укроем. Будик сволочь и не тот, за кого себя выдает. Лишь бы не убили, будь осторожной.

- Ладно, ребята, плюс, принято. Буду осторожной.

Отводят в сторону Тараса, что-то объясняют ему. Результат: Тарас стал проверять даже все придорожные туалеты.

Возвращаемся в гостиницу. Журналистки расселены рядом в номерах, недалеко номера Рыжика и Орловосоколова, который успел надраться где-то.

Тараса отселяют на другой этаж.

Устали жутко, но настроение хорошее.

Я пытаюсь уснуть, но не тут-то было. 2 часа ночи.

В соседнем номере скандал. Кто-то кого-то не пускает, и в течении нескольких часов кто-то колотится в двери соседнего номера.

Звоню Соколовоорлову – не отвечает.

Звоню Рыжику – с друзьями на встрече. Звоню Тарасу – телефон не доступен.

Что за чертовщина? В конечном итоге дозваниваюсь Соколовоорлову, который как-то быстро угомонил дебоширов.

Ну да, и опять уже (или еще?) пьяный. Но время 4й час утра. Засыпаю. 

Почти 5 утра – в дверь стучит пьяненький Рыжик:

- Вы звонили?

- Блин, да. Где тебя носит?

- С друзьями встречался в ночном баре…

Ну да, охрана… для нашей безопасности. Спасть осталось один час.

Убить дракона ч.6 Миссию надо выполнить: Днепр, Мариуполь

Объявление к бойцам невидимого фронта: не пытайтесь уничтожать эти статьи. Они будут появляться вновь и вновь и не только в этом блоге

...Я специально стараюсь поподробнее изложить обстоятельства поездки с голландскими журналистами  в зону АТО, поскольку мне категорически надоели сплетни которые распускают порохоботы Бурко о том, что я как агент Кремля делала вылазки, была корректировщиком и всякую другую ерунду.

Ездить в компании начальников двух отделов СБУ, 7и вооруженных охранников, при этом в каждом городе к нам дополнялся эскорт из членов местной самообороны... я была, как на ладони перед спецслужбами... 

Для тех, кто задает вопрос, почему Бурко, рекомендую прочитать первые части этого цикла статей. Впрочем, о нем речь пойдет еще и дальше.

  ...  Утром следующего дня мы поехали в больницу им. Мечникова. Я уже бывала там, снимала раненых бойцов. И многие видели эти кадры в моем фильме «Украина: в поисках правды». Ответственные медики встретили меня с  радостью. Там же нас поджидали и ребята из самообороны. В общей кутерьме, пока все здоровались, один из докторов наклонился ко мне и прошептал: - Елена Борисовна, звонил зам.губернатора Борис Филатов главному врачу, велел Вас никуда не пускать. Они что-то задумали. Но Вы не беспокойтесь, мы Вас прикроем. Делайте, что Вам нужно. - Спасибо. Меня уже вчера предупредили.

Да, значит, обзванивают всех. Административный ресурс Василий Будик задействовал на полную катушку. Т.е. мне конкретно начали мешать из Минобороны Украины.

А если вспомнить, каким "тормозом" был Рыжик со своими задержками в дороге, то и СБУ - на самом высшем уровне...

...Мы снимали для фильма в Гаагу раненых бойцов, женщин, покалеченных снарядами. А Маша Новикова снимала все мои беседы с ними, все страшные свидетельства войны. Где теперь эти кадры? Я своих съемок не вела, а была главным героем, которого затем решили просто вырезать из кадров. Мало кто знает, но вот эти сбушники в дороге что-то страшное наговорили обо мне голландским журналистам. Но об этом я узнаю позже...

Я очень хотела в Днепре встретиться с Татьяной Губой, которая помогала мне в первые приезды в Днепропетровск. В октябре 2014 года она день и ночь принимала грузы-200, грузы-300 из Донецкого аэропорта, организовала пошив мягких прочных носилок. Работала на износ. Но мне сказали, что она заболела и лежит в Мечникова.

Тарас по моей просьбе купил для нее огромный букет цветов, пока мы общались с ранеными,  но она вдруг оказалась выписанной из больницы, или не захотела со мной встречаться. Филатов позвонил? Да, помощник губернатора - адмресурс. Это значит, что и про остальных знакомых из администраций можно забыть. И надежда остается только на волонтеров. Нарастающее противодействие я уже начала видеть.
Цветы я подарила молодой женщине с оторванной снарядом ногой...

Во вторую половину дня мы выдвинулись в Мариуполь. Ребята из Днепропетровской самообороны, видя, что я начинаю кашлять, подарили мне какой-то настой трав на самогоне. Мы выпили с ними по рюмочке, и я пообещала, что использую его бережно и исключительно для лечения. Эту бутылку я засунула в карман сидения в нашем микроавтобусе. Долгоносик Лексус тут же поинтересовался, что в бутылке. Объяснила. А зря...

Самооборона Днепра сопровождала нас везде до границы с городом. Киевская охрана из нашего микроавтобуса и носа не казала. 

Посетив захоронения неизвестных солдат, дав несколько интервью, мы отправились в Мариуполь. Там у меня была намечена встреча с мэром города, женами украинских военнопленных, которых нашли наши российские правозащитники. И, конечно же, встречи с волонтерами и самообороной города. Волонтеры предлагали нас расселить в своих потаенных местах, но СБУ нам заранее забронировало гостиницу. Банковал Рыжик. И требовал, чтобы я была постоянно с ними. Обстановка накаленная, и я должна подчиняться. 

Мы сразу на вечер запланировали встречу с волонтерами. Но Рыжику надо было опять расселить сначала свою охрану. И мы, вместо того, чтобы самостоятельно расселиться, подъехали к зданию Мариупольского СБУ, где благополучно проторчали больше 3х часов, повторяя "подвиг" Днепра.

А в это время нас где – то ждал накрытый волонтерами стол, но мы были вынуждены торчать на морозе на улице. 

Когда стало окончательно ясно, что вечер мы проведем на морозе у микроавтобуса под стенами Мариупольского СБУ, я заприметила небольшой ресторан, куда и попросила приехать волонтеров. Ребята очень сожалели, что не смогли нас достойно угостить. А я не знала, как им объяснить простои с выгрузкой вооруженного до зубов спецназа. 

Просто мы все понимали, что идет какая-то странная двойная игра и задача сбушников - срывать мои запланированные с волонтерами и самообороной встречи.
Мы вкратце обменялись информацией, и наметили встречи на завтра с 9.00... Вконец промерзшие, мы услышали долгожданную команду - ехать и нам в гостиницу.  
В горле першило, и впервые в жизни начало закладывать уши. И тут я вспомнила о заветной бутылке, из которой я смогу отхлебнуть лечебного зелья. Но, увы. Пока мы вели переговоры с волонтерами, наш лексусо-полковник, как долгоносик, "сточил" все содержимое бутылки. Ему было уютно и тепло.

Мы уже знали, что Мариуполь собираются бомбить, и Рыжик заявил мне, что программа пребывания будет значительно сокращена.

- Почему? - недоумевала я, - у вас есть информация, что нападут через день, так что сутки у нас есть. И вы мне еще обещали встречу с российским пленным, - настаивала я.

Гостиничный номер был теплым и уютным. Но окна... Окна крест на крест были заклеены скотчем на случай бомбежки. 

- Совсем, как в Отечественную... - мелькнула мысль.

И я вдруг ужаснулась всему происходящему. Здесь и сейчас я нахожусь в почти осажденном городе. Знаю о начале бомбардировок. И, в принципе, прилететь сюда может что угодно и в любую минуту.

Открыв ноутбук, заглянула в группу. Писать или не писать об этом? Лучше не надо. Не стоит тревожить родных и друзей. Уставшая и измотанная, я отправилась спать. 

А Орловосоколов, в это время, прихватив с собой Тараса и журналисток, отправился ужинать в ресторан. И вот там, в ресторане что-то произошло. О чем они разговаривали – я не знаю, но Маша, голландский режиссер, внезапно изменилась по отношению ко мне. Стала неразговорчивой и нелюдимой. Все это я увидела уже утром. А мужчины закончили ночь в каком-то местном барделе, откуда Тарас нес нашего бесчувственного полковника на себе в номер.  

Еще стоя под зданием СБУ я предупредила всех, что с утра мы работаем четко по графику, и отклоняться от него я ни кому не позволю. Встреч много и они расписаны буквально по минутам. И выезд из отеля в 8.30.

Утром в 8.30 готовыми к отъезду были только журналисты. За завтраком в буфете я увидела еще и двух водителей. Они мне сообщили, что к 9 00 им приказано ехать за охраной. Т.е. установленный график мог сдвинуться аж на 3 часа.Рыжик с упорством маньяка играл свою роль дюбеля, прибитого к асфальту.

- Ну нет. Эти встречи я сломать не позволю.

В 9 00 я созвонилась с волонтерами, они приехали за нами на своей машине, и мы с журналистами уехали на встречу с самообороной,  не дожидаясь нашего сопровождения безопасности.
И, надо сказать, что за полтора часа без "утяжеления", мы смогли не только поговорить с волонтерами, но и сделали много хороших видеозаписей, которые вошли в мой видеосюжет "Мариуполь в дни обстрелов".

Наша охрана догнали нас спустя полтора часа. Соколовоорлов и Рыжик были на меня необычайно злы. Они пытались читать мне лекции по безопасности. Пришлось резко возразить им, что в плане маневренности, под прикрытием местной самообороны , знающей тут каждый закоулок, мы укрыты значительно надежнее, нежели стоя у их микроавтобуса на улице по два часа в качестве неподвижной мишени. И за безопасность голландских журналистов я тоже несу ответственность.

Пререкаться было совершенно некогда, поэтому мы сели по машинам и поехали в центр беженцев. И опять же, кадры из этого центра, впрочем, как и последующие вошли в сюжет "Мариуполь в дни обстрелов" и в третий фильм трилогии "Украина: в поисках правды", с названием "Украина опаленная войной". В этом третьем фильме я рассказала о беспримерном подвиге волонтеров Украины, и в частности Днепра и Мариуполя. 

Было просто не понятно, как волонтеры прямо на "передок" под пули ежедневно возят бойцам горячие обеды. И мы поехали посмотреть, как они готовят еду для бойцов. А заодно и попробовать вместе с ними фронтовой пищи.

Во время поездки Рыжик стал поскуливать, что готовятся обстрелы Мариуполя и пора уезжать. Но я ему напомнила, что они обещали нам еще встречу с российским военнопленным. Хотелось самим увидеть хероя-подрывника, приехавшего хозяйничать в другую страну. Все эти репортажи есть в интернете. Под нажимом голландских журналистов нам дали возможность и встретиться и взять интервью у военнопленного Соколова

На вторую половину дня к вечеру нас ждал мэр Мариуполя. Но неожиданно наши сбушники стали требовать отменить встречу.

- Из-за вас готовятся обстреливать Мариуполь.

- Из-за меня? Парни, врите, да не завирайтесь. Встреча состоится.

...Нет, я напишу отступление))), поверьте позже я поняла свою роль с Мариуполем.

Но разве могла я тогда знать... Понимаете, живя в Мурманске, часто обследуя военные объекты на Северном флоте в качестве независимого эколога, я видела там бардак.

Видела несогласованность действий разных военных командиров. Но я представить не могла, что сообщив в ОБСЕ информацию о предстоящем наступлении на Мариуполь, это самое ОБСЕ быстро направит наблюдателей. Но у них там своя бюрократическая машина и она неповоротлива. Комиссию они направили только к 24 января.

А эти сбушники рапортовали тоже наверх, а те, в свою очередь, в Российский Минобороны о том, что едет наблюдатель прямо в Мариуполь, то есть я, да еще с голландскими независимыми журналистами. И сроки наступления перенесли на пару недель. Поверить в это просто трудно, но все случилось именно так. И подтверждением тому вот этот видеоролик, который позднее выложило СБУ. 

Там в самом конце ролика приводят примеры переговоров российских военных, которые в спешке начали прятать свою военную технику от наблюдателей миссии ОБСЕ.

Словом, вопли Рыжика, что из-за меня хотят обстреливать Мариуполь были как российская пропаганда - зеркально противоположными: атаки откладывались, да еще у самих российских военных с солярой и снарядами проблемы были (мощная армия, нечего сказать). Трусливые российские крысы перенесли срок наступления, не зная, что ОБСЕ выдвинет своих наблюдателей... Короче, будем считать, что просто совпало)))

Но в ОБСЕ те самые наблюдатели именно после Мариуполя с еще большим упорством стали называть меня матерью Мира, считая, что это моя поездка и наша ними встреча спасла Мариуполь. Самой не верится.

Но продолжим... Рыжик застрял опять под зданием Мариупольского СБУ, перезагружая как бы нашу охрану, готовясь к немедленному отъезду на вечер.

- Вы же сами мне говорили, что мы должны двигаться только в светлое время суток, и не ездить по ночам. Переночуем и завтра с утра отправимся в Краматорск.

Но Рыжик дал команду водителю уезжать из города. И на всех нагонял страху, что атака артобстрелов вот-вот начнется.
Голландки тоже встали на сторону Рыжика, ведь он из СБУ, а значит знает, что делает.

Не знаю, но подсознательно в тот момент я понимала, что ни какого обстрела не будет сейчас, хотя самой было тоже очень страшно. А когда мне трашно, паника отступает и мозг работает четко, отбрасывая все не нужное.
И мне пришлось им показать, что такое Васильева в атаке... 

- Если начнется, мы успеем уехать, а пока все тихо, мы должны встретиться с людьми, которых итак заставляем ждать уже больше 3х часов. Я не побегу, поджав хвост....

Короче, я победила. Мы поехали на встречу.

Мэр Мариуполя меня ждал уже 2 часа!!! И не смотря на то, что все были измотаны, я заметила, что за нами неустанно ездили ребята из самообороны и добробаты, которые к вечеру, заметно усилив свою охрану, перекрыли весь участок дороги, где я должна была пройти пешком и выполняли на самом деле функции наших реальных сикьюрити в Мариуполе. Своих ребят они расставили даже на крышах, просматривая каждый сантиметр улицы. 

А киевские сидели в микроавтобусе. Хоть и в сокращенной форме, но удалось встретиться с Юрием Хотлубеем - мэром Мариуполя и провести пресс-конференцию, обговорить некоторые детали с собравшимися.

Вернулась в наш микроавтобус. Орловосоколов был в дребадан, впрочем, Тарас тоже. Рыжик белый как мел. - Елена Борисовна, срочно уезжаем. На Мариуполь готовится наступление. - Мужики, какие же вы трусы. Мы заехали на территорию аэропорта. В микроавтобусе выключили свет, включили синьку, заставили на нас надеть бронежилеты и каски. Бронежилеты просто ледяные, невероятно холодные...

- Ну к чему весь этот маскарад? Думала я. Наш микроавтобус просто начинен взрывчаткой всех видов. Достаточно одного попадания, и ни от кого ничего не останется.

"Безопасность" на высшем уровне. Но наши сопровождающие дали команду уезжать. Ночью.

В Краматорск.

Для знающих, от Мариуполя до Краматорска 3-4 часа езды. Мы ехали 11 часов! 

Весь вечер и всю ночь. Потому что как только мы выехали из Мариуполя, у нас прокололо колесо. И выяснилось, что у подготовленного к самоуничтожению нашего микроавтобуса, нет запаски. И мы стояли у Мариуполя на дороге, продуваемой ночными январскими ветрами с морозцем,  живой мишенью, около часа, пока мужчины совещались, где взять запасное колесо.

Назад в город не вернулись, стали заезжать во все известные им по дороге села и станции обслуживания, которые ночью были закрыты. В конечном итоге, под утро, на одной из них колесо было найдено.

Эта ночь меня доканала. Организм еще не оправился после операции на сердце. И я поняла, что прямо там начала терять слух, тупо глохнуть.

Тело предательски ломило, озноб, голова раскалывается. Застудилась. В Краматорске тоже были назначены встречи с волонтерами, но вылезая из микроавтобуса у гостиницы, я поняла, что сил нет вообще ни каких, и пора реально подумать о себе. Рыжик собирался сначала расселять свою охрану, и нас опять держать на улице. - Ну уж, хватит. Я вошла в вестибюль гостиницы. С собой были деньги, которые друзья собирали мне на выпуск фильма.

- Сколько стоит теплый номер?

- Теплый у нас только люкс.

- Сколько стоит люкс?

Я заплатила за номер. В это время влетел в вестибюль гостиницы Рыжик.

- Вам забронирован другой номер, Елена Борисовна…

- Живи в нем сам.

Я развернулась и пошла в номер. Тарас подхватил мои вещи. И мы поднялись наверх.

- Тарас, расселяйся, а потом подойди ко мне, нужно в аптеку сбегать. Забери ключ от моего номера и ни кому его не передавай. Запри меня. Я спать...

Все видела уже сквозь пелену. Предательский звон в ушах. Надо отоспаться. Тарас сбегал в аптеку, принес нужные лекарства. Наглотавшись их, я уснула. Проснулась. Все так же ломит, тело горит. Хочется пить.

Доползла до туалета. Вода из-под крана отдавала ржавчиной. Фигня, главное, пить…

К вечеру заглянул Тарас.

- Парень, чаю бы горячего.

Как и с какими боями он нашел для меня чайник, узнала позже из его обстоятельного рассказа. Рассказал, что журналистки улетели с утра на вертолете, очень довольны съемками. Мои встречи он отменил.

Лежа в постели, я в своем блоге опубликовала фоторепортаж о пребывании в Мариуполе. Он, как и многие другие, был впоследствии уничтожен хакерами, но я все восстановила.

Еще позже заглянул Рыжик, как ни в чем не бывало. И был подозрительно радостный. Итак, мои встречи в освобожденном Краматорке не состоялись, зато голландцы были довольны. И наш путь лежал в Харьков. Утром следующего дня Рыжик предложил загружаться в автобус, но я ему сказала, что выйду только после того, как он рассадит в него свою охрану. И ждать их на улице больше не намерена. Орловосоколов был на месте, и как всегда пьян. До Харькова домчались быстро. Там тоже предстояли встречи. Доехав до кафе, где нас ждали волонтеры, я узнала, что у нашей охраны закончилась командировка, и им пора в Киев.Т.е. в Харькове нашу съемочную группу тупо оставили на улице.

Охрана, ептить... С каким-то внутренним злорадством, я забрала свою сумку, помахала им рукой напоследок… 

Да два дня в Харькове без нагрузки мы успели сделать очень много. Все видео вошли в мой фильм "Украина опаленная войной". Спасибо волонтерам - участникам моего проекта "Груз-200 из Украины в Россию".

…В Киев мы вернулись сами на поезде.

Пока ехали в поезде, я пыталась понять, на черта нам была нужна такая охрана, если львиную долю времени, мы только и ждали, когда они расселятся и выселятся из гостиниц?

Если они ни разу не вышли из микроавтобуса? Зачем нам в автобусе было нужно столько гранат, минометов, автоматов?

Специально время тянули, чтобы сорвать встречи?

Показать, что готовы ко всему?

А как тогда объяснить отсутствие запаски?

Постоянное беспробудное пьянство альфа –лексус –полковника?

А может быть у них в планах было нас уничтожить в дороге, но что-то им помешало?

Что? 

Я тогда еще не знала, что план по ликвидации Елены Васильевой как общественно-политического деятеля начал свою работу. И еще не знала, что Бори Немцов встанет на мою защиту и будет убит. И правду о причинах его гибели будут скрывать даже его близкие соратники...

В скоростном поезде, мчавшем нас в Киев я мечтала добраться до своей комнаты, и, свернувшись в калачик, для начала отоспаться.…Слышала только на одно ухо.

Озноб не проходил. На градуснике – 41. Но не тут-то было. Хозяева впустили меня, но предупредили, что завтра с утра я должна покинуть их квартиру… Упссс…

Убить дракона ч.7 Друзья познаются в беде

Сейчас, оглядываясь на все те мелкие ежедневные провокации, переросшие в крупный скандал, прокатившийся не только в Украине, но и в России, закончившиеся убийством Бориса Немцова, я понимаю, насколько много исполнителей было вовлечено в эти «мероприятия» по дискредитации Елены Васильевой и проекта груза-200. 

Сейчас все это воспринимается как истерика Кремля, который, желая быть чистым, задействовал массу народа, и смело как обезьяна гранатами, швырялся своим людским ресурсом, спокойно засвечивая их, лишь бы прекратилось распространение информации по грузам-200. Ведь мы фиксировали убитых на Донбассе российских военных и наемников.

Мы показывали трусость, слабость российской армии.

Мы каждой своей публикацией доказывали, что это Россия - страна агрессор в этой подлой необъявленной войне. Более 500 млн долларов было вбухано с российской стороны в организацию этих провокаций.

Интересно, сколько с украинской?

В любом случае, известно, что вольно или не вольно в этих провокациях участвовала вся основная команда Коломойского. А значит, и все депутаты ВР, которых он финансировал.

В ней приняли участие люди Медведчука, кума Путина, спокойно высвечивая цепочки людей, работающих на агрессора.

Один знающий многое подонок мне писал: «На тебе не сделал денег только ленивый».

Я запомнила эту фразу.

Война - это способ обогащения.  

И война в каждом человеке высвечивает главное: он настоящий человек или подлец, причем конченый.

Каждый, кто на мне и на этой войне заработал денег - разжигатель этой войны, ее посбник, и подлежит уголовному наказанию.

Как говорят, Господь видит в поле каждый колос, и на голове врагов каждый волос. Он знает кто мне и миру навредил...

Именно поэтому я просто рассказываю о некоторых из этих подлецов, и вообще ни кого не осуждаю. Не имею права...

Бог рассудит.

И до сих пор продолжаю удивляться этому цинизму: ведь все они действительно делают деньги на этой войне.

Пиарятся на ТВ, с умным лицом создают видимость каких-то действий. И люди им верят…

Да, я совершенно в ином лагере – я с теми волонтерами, кто уже почернел от натуги, но день и ночь ценой своей жизни держит оборону, отдавая фронту последнее. И информационный фронт не менее тяжел и опасен. 

А эти рубят бабло, придумывая ситуации, как ослабить, поссорить слаженные группы защитников своей страны.

Вычисляют эти группы и уничтожают их.

О чем думал подполковник Минобороны Украины Вячеслав Раевский, специалист по информационно-психологическим операциям, он же как бы волонтер Роман Бурко и его команда, подсовывая СБушникам придуманные им дезы о Васильевой?

О безопасности своей страны?

Нет, он думал о том, как урвать только себе выделенные государством миллиарды на информационный фронт.

А будет этот фронт эффективным или нет - его это не заботило, зато стал известным...

И наслаждался тем, как водит за нос сразу несколько отделов СБУ, строя из себя вершителя судеб.

Кто-то читая эти строки подумает, что я вот беру и сливаю спеца Минобороны Украины.

Не переживайте.

Он в свое время так достал своим "международная группа волонтеров", что его белорусские коллеги решили понять, кто это, и провели свое расследование.  

Он или не подозревал, или абсолютно осознанно играл в паре с российскими спецслужбами, и свято выполнял указ Путина о гостайнах - не знаю.

В любом случае – он четко сработал на агрессора.

Курируемые им ИнформНапалм с ЦензорНет никогда одни бы не смогли произвести такой эффект: заставить на несколько месяцев замолчать все международные СМИ, которые просто перестали что-либо писать об Украине.

Я специально сохранила скриншоты одной статьи ИнформНапалма.

Они уже поснимали многие из тех статей и видео, в которых поливали меня грязью, распространяя заведомо ложную информацию, т.е. совершая в отношении меня уголовное преступление. Но вот есть в зеркале уцелевшее: http://censoru.net/1837-elena-vasileva-okazalas-agentom-kremlya-video.html (не уцелело Богдан Чухлиб удалил этот пост со своего сайта)...

А если и его удалят, вот скриншоты этого посквиля.

И обратите внимание, там же есть удаленное видео, то самое, которое потом тиражировал кусками Анатолий Шарий с названиями "Груз-200 1,2,3,4".

То есть, Шарий находится на поддхвате у "Бурко", как и у российских спецслужб, и является "международным волонтером" ИнформНапалма?

Или наоборот, это известное издание подмахивает Шарию?

Об этом я тоже очень подробно рассказала позднее, и дала вам возможность послушать и моего «куратора» генерала ФСБ, голос которого они вырезали, и еще многое другое.

Кто не видел и не слышал, вот здесь фрагмент: 

Так что Шарий врал о том, что я общалась с генералом ФСБ, это мой переговорщик предлагал мне назвать его имя при поиске и возврате украинских военнопленных.

И все эти спичи моего переговорщика были вырезаны, а Шарию передали кусок смонтированных видео, которые он смачно комментировал, распространяя обо мне откровенную ложь.

Но стоит сказать пару слов и об этом тексте в скриншотах ИнформНапалма. "Журналист Роман Бурко" утверждает, что летом 2014 года они закрыли проект "Василек".

Убедительно? 

Груз-200 - мой проект был создан 19 августа 2014 года. В Украину я приехала 25 сентября 2014. После чего мне Информнапалм сам предложил создать этот проект "Василек", я даже переписку сохранила. А прикрыли они его в январе 2015... вот вам и "летом 2014". Маленькая неправда рождает большую ложь. И так во всем дальше.

Они подбрасывали к нам в группу груза-200 фейки, причем, через доверенных людей, которых и я знала, и признаюсь, я несколько раз повелась на их информацию, озвучила. А они именно этого и добивались, чтобы потом пересылать это Анатолию Шарию, чтобы он дальше все это тиражировал. А то, что проект "Анатолий Шарий" финансируетс с кремлевской пригожинской кухни и является частью "ольгинских тролей", не знает только тупой. 

И связка украинского издания, созданного Минобороной Украины и кремлевских ботов - это ли не предательство народа Украины? 

Так случилось и с "футболистами" и с "боевыми пловцами", которых мы опубликовали в группе, но после проверки в мой список их не вносили. Но уже публикации в группе было достаточно, чтобы поднять шум - Васильевавсеврет!

А насчет футболистов было опубликовано много опровержений, но украинские СМИ уже заткнулись, подчиняясь Шарию, и эту информацию по уже понятным причинам ИнформНапалм тоже не озвучивал.

Кому интересно, кого прикрывают стоические футболисты - смотрите здесь:

Для чего нужно было правдорубам из Информнапалма вышибать меня из информационной войны против Кремля - показало время. Убили Немцова, стали сажать по тюрьмам защитников Украины.

Но начали с меня. Хорошо ребята устроились, работая сразу на два правительства...

Итак, к моменту, когда с высокой температурой и абсолютно оглохшая после недельного марш-броска с голландскими журналистами я вернулась в Киев, уже выстроилась цепочка взаимосвязи многих из тех, кто принимал участие в набиравшей обороты провокации…

Февраль 2015 года...

Только что в России убили мою помощницу по проекту - Алесю Малакян...

И еще нетко не знал, что кульминацией этой подлой провокации станет убийство Бориса Немцова, который встанет на мою защиту...

Выпросив для себя одну ночь в той квартире, я спала на голом диване: все постельное белье у меня забрали хозяева.

За время моего отсутствия их успели тщательно обработать. И тогда же вечером я написала отчаянный пост в Фейсбуке с просьбой помочь найти мне жилье, который «случайно» увидела Лиза Богутская.

Да, та самая Лиза Богутская, которая «бежала» от преследовавших ее в Крыму российских спецслужб. Лиза, которую я до этого знать не знала, вызвалась мне помочь.

Почитав ее ленту, поняв, что она активно волонтерит, я прониклась к ней доверием. Она приехала ко мне на своей машине.

Полдня мы провели в поездках по городу, где она без умолку рассказывала, как ездила в Крыму с украинским флагом, как ее вызывал следователь, и как она убежала в Украину, не смотря на то, что за ней был хвост из ФСБшных машин преследования.

Я про себя посмеивалась, понимая, что Лиза что-то не договаривает. С ее манерой вождения машины, она не ушла бы ни от какой погони… Сначала мы осмотрели квартиру абсолютно в жутком состоянии, и вдруг, нашлась еще одна. Квартира подружки Лизы.

Надо сказать, что это была не квартира, а игрушка. Измученная дорогой, простудой, мотаниями по городу и…трескотней Лизы, я была несказанно рада. И сразу согласилась в не заселиться. Я почти ничего уже не слышала, потеряв слух, и все время приходилось напрягаться, чтобы сквозь шум в ушах слышать, о чем она рассказывает.

Да, спасибо ей за то, что она провезла меня по врачам, и даже заплатила за осмотр в институте отолярингологии, куда меня после осмотра и госпитализировали. В ЛОРинституте договорились, что меня переведут на дневной стационар.

Поскольку российский переговорщик, приславший до поездки в АТО информацию по военнопленным требовал переговоров. 

Это были мои первые переговоры - важно помнить это, чтобы понять степень самой провокации. Первые!

С утра болезненные процедуры с ушами: продувание, заливание в них растворов, капельницы, и возможно, слух вернется, а потом – домой.

Не знаю, что это было, но у меня пропали все вены. И прежде чем поставить капельницу, мне искололи все вены на руках и ногах. Мои бедные охранники неизменные Володя и Тарас были чуть ли не в полуобмороке от таких манипуляций.

Да, из той квартиры, предложенной Лизой я ни куда выходить уже не хотела.

Позвонила своему другу Юрию Шулипе. Его я прекрасно знаю с российского протеста. Он этнический украинец по отцу, и в то время оформлял украинское гражданство. Юра не просто прекрасный правозаступник, но и настоящий друг. 

- Юра, привези все мои вещи.. Я нашла жилье. И, кажется, могу расслабиться после этого полугодового марафона.

Диктую адрес. Приезжают Володя с Тарасом. Тарас проверяет все окна – все-таки первый этаж. …Наконец-то отоспалась.

Четыре дня лечения, слух стал возвращаться. Вовремя обратилась, не запустила...

Это самое важное. Каждую ночь в соседней комнате по-очереди оставались дежурить мои добровольные охранники. Два вечера подряд попросился остаться Володя Гроцков. Вечером длительные переговоры по скайпу. Как я еще тогда сообразила их записывать на диктофон?

Я тогда что-то почувствовала, неладное, и попросила Гроцкова меня сфотографировать во время переговоров. Мой переговорщик с внезапно изменившейся интонацией в голосе (как же поздно я это сообразила), стал предлагать мне сделать какие-то несуразные вещи, типа, мне передадут коробку, в которой будут булавки, и когда я поеду в Днепропетровск, эти булавки надо оставить в кабинетах администрации. Тогда и денег заработаем и военнопленных отдадут… Я прервала переговоры…

Придется обращаться в СБУ...

Позвонила Саше Рыжику – его телефон не отвечал, позвонила «лексусу» , он вызвался довезти меня из больницы до дома, в машине и поговорим.

Передала ему аудиозаписи этих дебильных предложений втыкать где-то по администрациям булавки.

- Как реагировать? С одной стороны, шли переговоры по возврату пленных, с другой – вот эта галиматья.

- А вы подыграйте переговорщику, назначьте встречу, пусть вам коробку эту передадут, а мы позаботимся об остальном… Главное, пусть проговорит все, что хочет вам предложить. Выберите кафе, назначайте смело свидание. Мы будем рядом.

Вечером обнаруживаю в почте требования условий возврата пленных, причем, за деньги, я их молниеносно переправляю Тандиту и Будику. И «лексусу». Это были два письма с требованиями на имя моего переговорщика – Геннадия, которые он получил от тех, кто может вернуть украинцев домой.

Запомним этот момент. Это очень важно!

Мне до сих пор не понятно, был ли этот спектакль с переговорами специально разыгран и заранее отрежиссирован, и тот переговорщик заранее подсунут мне спецслужбами, или же они нашли этого парня в России сами и каким-то образом воздействовали на него.

В любом случае, предыдущие переговоры с ним и его информация мной не раз перепроверялась, и подтверждалась. А тут шло нечто невообразимое.

Еще день лечения, а вечером…  Если кто-то желает убить жильцов, в квартире включил газовые горелки и не поджег их спичкой, то он не станет сам чиркать зажигалкой в этом помещении…

Внезапно ко мне в квартиру ввалились все трое сбушников: Андрей, шеф Рыжика, сам Рыжик и «лексус».

И начали на меня орать. Я сначала вообще ни чего не поняла.

Пригласила их пройти на кухню. Они реально орали на меня, от них исходила такая дикая угроза…

- Что случилось?

- Смотри, Они достали мобильный и показали мне кусок моих переговоров по скайпу, который Анатолий Шарий выложил на Ютубе «Груз-200 ч.1».

- Даже не собираюсь...

Парни не унимались, орали, что я засланная, что я все Шарию сливаю и им это в других отделах подтвердили... 

Стоп! Классно устроились, пацаны. Минобороны запускает "мулю" в пару отделов СБУ, те начинают перепроверять, и подтверждают, что им тоже пришла такая же инфа - круг замыкается! Есть "проверенная информация"!

Кто еще не понял, это наши "друзья" из Информнапалма вместе с ольгинскими тролями запустили в СБУ эту дезу, и прокатило же!

А «лексус» вдруг начал орать, что они ждали со спецназом, ждали меня в кафе, где я должна была быть и они должны были нас порешить, но зря прождали.

Уппс!

Пьяный «лексус» явно вякнул что-то не то.

Андрей с Рыжиком примолкли. Да, по его же предложению, т.е. по предложению начальника оперативного отдела СБУ, я дальше начала говорить с переговорщиком в скайпе об этих коробочках с булавками.

И мне назначили встречу, и я эту информацию передала ему, но на саму встречу не пошла...

Так значит они меня там в кафе пристрелить хотели...

Хорошие мальчики...

...Пока они орали, у меня приближалось время прямого эфира на "Эспрессо" по поводу голодовки Надежды Савченко.

Договорились о моем выходе в эфир по Скайпу. 

Надо было это видеть!

Оглушенная их ором, информацией о видео переговоров, их планами... нужно было за 30 секунд собраться и спокойно выйти в эфир.

Как только началось прямое включение на ТВ, мужчины на кухне затихли. И я до сих пор помню это состояние: даю интервью, и одновременно мое подсознание выдает мне ответ, что СБУ об этих записях, которые сделали здесь и передали Шарию – не в курсе. Иначе они бы тут так не орали, а значит это не они, а кто-то третий.

Кто?

Что собирался сделать со мной спецназ Альфы как-то отошло на задний план.

Пока не убита... Пока этой угрозы нет... Нужно решать вопросы в порядке их поступления..

Возбужденные силовики ушли после интервью, а я, оставшись в квартире, подошла к своему ноуту.

С одной стороны, в Скайпе есть функция: записать разговор. Проверила – выключено.

Послушала то, что выложил Шарий. Намонтировано за 3 дня переговоров.

Слова вырваны из контекста, переставлены. А каждый из вечерних переговоров длился не менее 3 часов, выложено обрывками -15 минут.

Посмотрела еще раз. Нашла в адресах знакомого оператора - эксперта из Канады.

Послала ему ссылку с вопросом

- Что скажешь?

- Монтаж – ответил он мне.

- Я понимаю, что монтаж. Вопрос, кто делал запись и как она оказалась у Шария.

- Нет, вопросы другие: кто записал и кому передал в Украине. Кто мог проникнуть в твою квартиру, у кого доступ к твоему Скайпу? И записывали, как мне кажется, с той стороны.

Я начала вспоминать. Четыре дня назад позвонила хозяйка, сказала, что ей надо придти днем. Я сообщила ей, что днем я в больнице. И она может приходить, когда захочет.

Позавчера она тоже приходила днем без меня.

Хозяйка?

Но это пожилая женщина, мать подруги Лизы Богутской. И я не уверена, что эта женщина вообще владеет компьютером. Хотя, кто-то мог записать, скачать на флешку, а она могла придти и просто ее забрать. Вариантов много.

Кто?

Позже Александр Осовцов, блестящий адвокат с мировым именем, предложил мне провести пресс-конференцию, и на ней обратиться с просьбой помочь провести экспертизу этих записей.

Я так и сделала, но в Украине никто не откликнулся. Понимаете?

Правда, которая должна быть выяснена оказалась им не нужной. Экспертиза проведена в Канаде, и ждет там своего часа.

А в это время сама Лиза Богутская, «Роман Бурко», каждый из них писал длинные посты с выдуманными подробностями о том, что я агент Кремля... А армия порохоботов и ольгинских троллей писали под их постами возмущенные отзывы, и разносили эту сплетню по интернету.

И важно понимать, что и Богутская и Бурко с самого начала были задействованы в этой провокации. Причем Бурко первым выложил смонтированные интервью, которые потом Шарий, разбив на 4 части, выдавал, как собственное расследование.

А видео от Бурко после этих шариковских вбросов было удалено (см.выше скрин). Лиза, у которой не было денег, прекрасно отдохнула на курорте в Турции и обзавелась квартирой.

Один человек мне позже написал, что на Васильевой не заработал только ленивый.

Понимаете, они "зарабатывали", совершенно не понимая (или отчетливо понимая), что уничтожают самый эффективный фронт информационного наступления на путиноидов, толкая собственную страну в пропасть. 

Нового информационного фронта так и не создали, а тот, единственный, что был, сами и уничтожили.

СМИ просили меня прокомментировать эти шариковские видео, предлагали выйти с ним на поединок.

Вопрос: зачем мне раскручивать перед Украиной этого проходимца? ...И пока этот вопрос: кто?, висел в воздухе, я попросила на следующий день после визита орущих СБУшников, своих друзей собраться у меня в квартире, и обсудить ситуацию.

Пришли те, кто был тогда ближе всех ко мне, и кому я доверяла. Я смотрела в глаза каждому, и пыталась понять – кто. Позднее, спустя несколько месяцев, я напрямую задам этот вопрос Володе Гроцкову:

- Это сделал ты?

И получу ответ:

- Ну а что тут такого….

А пока мы сидели за столом, и каждый выдвигал свою версию. Позднее я обнаружила в Фейсбуке гневный рассказ Богутской о том, как она мне помогала, нашла жилье, а Васильева оказалась русской шпионкой и Лиза меня разоблачила.

Она описывала свою версию того, как она в тот день пришла в квартиру, в которой стоял дым коромыслом, и она потребовала, чтобы я немедленно убралась из нее.

Но на самом деле все было так:

...Внезапно дверь открылась. И на пороге появилась Лиза Богутская с подружкой – дочкой хозяйки квартиры

- Лена, я узнала, что прямо сейчас за тобой едет наряд милиции, чтобы тебя арестовать. Беги. Собирай вещи и беги.

- Куда бежать? Обстановка накалялась.

Я понимала, что вообще ни в чем не виновата, но вокруг происходит какой-то театр абсурда, и центральная роль в этом спектакле отведена мне.

Юра Шулипа, юрист, кинулся собирать мои вещи.

- Прыгай ко мне в машину, Люда увезет остальные вещи. Сначала надо тебя увезти в надежное место, а потом разберемся, что к чему. Я буду твоим защитником.

Тарас помогал укладываться и грузиться в две машины: Людмилы и Юры. 

- Уезжай с Людой, мы прикроем, если что,- распорядился Тарас.

- Вовку не берем, - шепнул он мне на ухо.

Володя с нами не поехал. Люда Чикалова – это та самая женщина, которая приходила ко мне в гостиницу «Дружба народов», и пыталась искать мне жилье, когда я была отселена в нее СБУшниками после операции на сердце. Она с первых дней работы проекта была моим волонтером. Словом, Люда забрала меня к себе. Забегая вперед скажу, ее тоже пытались убить, и она была вынуждена покинуть Украину из-за помощи мне.

Приехали. Надо оглядеться. Спокойно, Лена, спокойно…

Надо сказать, что все события разворачивались просто галопом. И события, которые у другого человека уместились бы в год жизни, свалились на меня буквально в три дня. Люда заварила чай, я заглянула в интернет.

- Даже не смотри и ничего не читай, - предложила Люда. Но мой взгляд уже зацепился в первое попавшееся сообщение – боты услужливо закидали меня ссылками на интервью Безлера, который читал…да-да те самые два письма, которые мне были пересланы переговорщиком Геннадием от лиц, предлагавших обмен украинцев за деньги.

Те самые два письма, которые я тут же рикошетом переслала Юрию Таниту, его шефу по возврату военнопленных Василию Будику и «лексусу». А Безлер преспокойно их зачитывал, как одно письмо, написанное... мной…

И после этого делал вывод, что Васильева – работорговка. 

И вата поверила - Васильева - работорговка. 

Безлер преспокойно обманул своих поклонников, как он это делал не раз. "Бес" его позывной - что с него взять... Вот так… Утечка и прямо в руки врага. От кого? Из СБУ или Минобороны? Теперь знаем - от Минобороны Украины. Грустно...

Тогда еще не было готово просто блестящее расследование, аккурат, то самое, «сетевых укропчиков» по Василию Будику, который некоторое время,  был советником министра Минобороны. Это расследование всем стоит почитать, потому что Вася Будик в СМИ сам наговорил себе на пожизненное… И сейчас, насколько мне известно, СБУ наконец-то завело на него уголовное дело и задержало.   Через день я вдруг увидела репортаж Саши Сотника. Он в Украине, на Майдане берет интервью у женщин, задает им вопросы по поводу Елены Васильевой и одна из женщин неуверенным голосом сообщает, что я – работорговка. Торгую пленными. Странно, но не неожиданно. Кто еще? Сотник специально приехал в Украину за этим интервью? Мы в воинском блоке оппозиции в России знали, что он сливает информацию в ЦПЭ, и тут проявился.

О, Иван Тютрин, ну как же без него... Он начал писать, что Гарри Каспаров от меня давно отказался, и что мы с ним не встречались с 2010 года.

Тут пришлось ответить: фотографиями 2012 года, где Гарик и я вместе в разных местах на Оккупаях и конференциях. И, кстати, тогда же, перед отъездом за рубеж, Каспаров предложил мне возглавить вместо него ОГФ. Тютрин был не в курсе?...и врал отменно и не убедительно.

Николай Полозов, адвокат Надежды Савченко неожиданно выступил с заявлением, что не знает ни какой Васильевой и самоудалился из моих друзей. Прикольно.

Ну да, мы "не знакомы"... если не считать того, что это я убедила его начать защиту украинской летчицы. А познакомились мы с ним в 2012м году, во время процесса над Пусси Рает. Я же его не раз приглашала на съемки передачи "Гражданская позиция" в Москве. Не знакомы, значит...Ладно.

Ольга Курносова... совсем не неожиданно. После того, как Оля в Питере рассорилась со всеми своими единомышленниками, не раз подставила Гарри Каспарова и в Москве, когда я ей помогла, тут же кинула и меня, пытаясь подставить, от Ольги я просто сама тихо от нее отошла и отдалилась. Помню, как в Москве мать Каспарова Клара Шагеновна плакала и просила меня никогда не упоминать имени Курносовой в их присутствии.

Ольга активно взялась в Киеве распространять сплетни, что я засланный агент...

Ну-ну. Плавали-знаем.

Кто еще? И уж совсем «весело было», когда я прочитала интервью с Катей Мальдон, которая, называя меня Ленкой, уверенно заявила, что я шпионка и агент ФСБ.

Ну ладно, с Сотником все ясно. Мы в российском протесте знали кто он и откуда. Но Катя… Мы не так близко знакомы.

Она возникла в протесте в дни моей голодовки.. на 10е сутки голодовки стала приносить мне чистую воду в бутылях.

Собственно, нас с ней связывали выходы на акции протеста, я писала об их голодовке многодетных матерей, и бывала пару раз в ее огромном магазине для полных женщин в центре Москвы. Но у нас не было близкой дружбы или каких-то личных отношений. Ага, значит нашли и подключили российскую оппозицию. Правда, больше среди наших россиян, предателей, засланцев или просто подлецов не нашлось...

Друзья познаются в беде...

Пройдет время, и Катя Мальдон тихо напишет мне в личку просьбу извинить ее, мол, запуталась, обманули. Но вслух опровергнуть свои же утверждения она не решилась. 

Убить дракона ч.8 Как создавалась клевета

Итак, деза от Безлера была опубликована 2 февраля 2015 года. Это можно увидеть под его роликом – дата загрузки. А также сравнить текст им озвученный в втдеороликом с письмами, которые Я пересылала Тандиту и Будику. Вот здесь по ссылке расследование "сетевых укропчиков" на эту тему

… Мы с друзьями пытались анализировать ситуацию. А Анатолий Шарий в это время вещал, что у него на меня еще море компромата.

Забегая вперед, скажу, что уже весной 2015го года он сам ударился в бега, потому что так и не понял, что и российская и украинская стороны использовали его для своих целей, но совершенно не собирались кормить этого жирного сетевого тролля дальше.

И, конечно же, ни какой информации у него на меня не было, кроме одного намонтированного ролика, который ему прислал совершивший в отношении меня уголовное преступление «Роман Бурко», он бывший офицер ЦИПсО ВМС Украины, а ныне старший офицер УИТ полковник Вячеслав Николаевич Раевский - спец по психическим войнам, он же Александр Попов, возглавляющий информационный фронт Украины.

И каким же надо быть себялюбивым и тщеславным долбоящером, чтобы на странице в ФБ выложить фото своей семьи, офицер, блин, секретчик...

Но мои товарищи никак не улавливали логики. Украине абсолютно не выгодна эта провокация.

Понятно, что такую игру затеяли те, кому это выгодно. А выгодно это было только Кремлю.

- Бежать тебе надо, уезжать в другую страну, - без конца говорила Люда.

К такому же мнению приходили и другие мои знакомые

- Но почему? – не могла я понять. – Это война. И война информационная в том числе. И это атака врага, и я ее должна выдержать.

Но мои друзья и знакомые, не поверившие этой распространяемой лжи, в один голос твердили: уезжай. И, каюсь, был момент, когда я собрала свои вещи и уже хотела уехать. Но в последний момент остановилась…

- Какого черта, правда за мной!

А в это время Шарий, разделив присланный из недр Минобороны Украины намонтированный ролик сфабрикованного «компромата на Васильеву», уже вещал, что Васильева торгует украинскими военнопленными и - агент Кремля, разговаривала со своим куратором. И это он, Анатолий Шарий вскрыл! Но что интересно, все его ролики назывались "Груз-200".

То есть вся эта провокация была направлена на мой проект, на его уничтожение! Правда, при этом голоса второго собеседника он не демонстрировал. И не делал этого просто потому, что у него этого голоса, т.е. оригинала записи не было.

И всеми этими роликами Шарий подтвердил лишь одно: соучастие в преступлении, которое было совершено в отношении меня в Киеве: незаконное проникновение в квартиру, не санкционированная ни кем запись, монтаж и дезинформация зрителей - клевета.

А поскольку все эти материалы были смонтированы "Романом Бурко" и его командой, и им же первым выложены (хотя потом сняты) – вырисовывалась уже преступная группа людей, с использованием служебного положения.

Жаль, что Прокуратура Украины не захотела завести уголовное дело. Но внимательный читатель все же хочет тоже убедиться, что и я не обманываю. Давайте послушаем вот эти два маленьких фрагмента тех переговоров. Я уже говорила, что записывала их на диктофон.

Поэтому для удобства воспроизведения просто вставила туда несколько фотографий, одну из которых во время этих переговоров сделал Владимир Гроцков, находившийся в моей квартире.

Слушаем:

Ну, а теперь еще раз вернемся к статье всезнающего Информнапалма, его вдохновителя "волонтера Бурко" и прочитаем текст, который опубликовал Роман.

Я уже рассказывала в первой части, как они с Юрием Бутусовым пытались отжать проект «Груз-200 из Украины в Россию» и подбрасывали нам в группу различные фейки.

Затем им оставалось только констатировать, в случае, если я ошибалась с именами, что Васильева все врет. И их порохоботы хором разносили это по интернету.

Но вот мы вновь читаем у Бурко (Информнапалм): "Например, она посылала видео украинских моргов, на которых показывая обугленные останки солдат и делала неуклюжие предположения, что это могут быть российские военные»….

И здесь ложь от манипулятора Бурко. Достаточно открыть вот это видео «В поисках пропавших российских военных»:

И на 4й минуте посмотреть именно эти кадры, о которых говорит «Бурко» (осторожно, не для слабонервных!).

Меня повсюду сопровождали сотрудники областной администрации, и не я, а они рассказывали и предполагали, что среди этих, вывезенных и из аэропорта и из других мест боев могут быть и российские военные. И об этом я тоже рассказала на пресс-конференции в Днепропетровске, которую организовала областная администрация.

Ну, а дальше вот это самое, его текст, о том, что у них появились «доказательства», что я разговариваю с «куратором ФСБ».

А Шарий уже визжал на просторах интернета: Васильева разговаривала с генерал-майором ФСБ Свиридовым, при этом его ролики носили название «Конец груза-200».

То есть вся эта провокация была направлена именно на уничтожение самого проекта, а не только мою дискредитацию.

Тут уже и ФСБшники из России не выдержали: их ручной щенок укусил хозяина, высветил имя какого-то генерала, и выложили свой видеоролик, почему Васильева не могла говорить с генерал-майором ФСБ:

Словом, Шарик попал в немилость - переиграл сам себя. А Бурко быстренько снял свой монтаж, забыв почистить все это в публикациях НиформНапалма. Честно говоря, я удивляюсь, как топорно работает ег группа, везде оставляя свои следы. В то время у меня было желание написать Анатолию, и предложить ему временный союз против лжецов. Но, поразмыслив, я поняла, что даже при таких обстоятельствах, нет смысла о него пачкаться.
Внимательные читатели уже обратили свое внимание на то, что вся провокация началась со 2-3 февраля и закончилась в день убийства Нецова. Тут не бывает совпадений...  

Чуть позже я из достоверных источников узнала, что приказ отобрать мой проект и сделать из меня "живой политически труп" поступил лично от Петра Порошенко - президента Украины. На меня искали компромат спецслужбы России и Украины.

И работали они совместно!

И весь этот спектакль честно исполнили Минобороны Украины и России совместно!

Но рот они заткнули навсегда именно Борису Немцову. Его они боялись больше всего, не без оснований полагая, что если он озвучит уже собранные нами неопровержимые доказательства нападение России на Украину, то этим самым он здорово поставит под удар всю спецоперацию по проникновению путиноидов во власть Украины.

А меня было решено убрать через годик-другой, когда про Васильеву все забудут... Об это мне абсолютно спокойно рассказал Василий Будик.

… Ночь, звонок по телефону

- Ты как там, держишься?

- Привет, Борис, держусь, на последнем издыхании.

- Круто они тебя. Ты чего там по скайпу наболтала?

- Блин, и ты туда же. Монтаж это.

В трубке тихий смех.

- Ты знала, на что подписалась. Держись и не сдавайся. Я очень боюсь за тебя.

- Ох, стараюсь. Страха нет. Знаешь, я вся превратилась во внутренний слух. Как объяснить, даже не знаю. На уровне подсознания.

- Понимаю. Знаешь, вспомнил «многожды-много»

- Когда это было, - я улыбнулась

- Когда мы были совсем маленькими… А здорово ты меня тогда натаскала.

- Что, вспомнил?

- Я уже засыпать начал, а тут эта «многожды много» в голову впилось. Тебе кто-то помогает?

- Нет, в основном народ сочувствует, а из лидеров – никто.

- Пи..уны они, - вдруг рыкнул Немцов.

– Вчера ивановские ребята принесли список погибших в августе. Жалко мальчишек. Расскажу о них в докладе.

- А мне вообще всех жалко.

- У тебя есть еще обобщенный материал для публикаций?

- Есть, полно

- Перешли. Я в течении пары недель доклад напишу.

- Только про меня не забудь

- Тебя забудешь…

- Погоди, давай прямо сейчас, качай из облака, нажми на ссылку и скачай

- Завтра скачаю, я в постели.

- Блин, я тоже

- Ну, считай, что мы с тобой в одной постели ночь провели

На той стороне опять послышался тихий смешок.

- Борис, а из твоих кто-то в курсе?

- Шориной скажу, она умница.

- А Яшину?

- Лен, ты же понимаешь, ты прости его

- За что?

- Сама знаешь. Чем меньше народа будет сейчас знать, тем спокойнее, пока доклад не подготовлю.

- Давай быстрее.

- Будь аккуратнее, Сейчас на тебя весь мир смотрит… и завидуют многие. Да и яйца ты оччень многим прищемила.

- Борис, чему завидовать?

- Славе. Тебе надо любыми путями попасть в Гаагу и представить там свои данные. Ну, пока, завтра все посмотрю.

Больше мы с ним не разговаривали, а через две недели его не стало…

...«Многожды - много»…

Это было в школе, я тогда приехала из Мурманска доучиться в Нижний Новгород на месяц раньше окончания учебного года. Ну, и помогла кудрявому мальчишке с контрольной по именам числительным.

Об этом я подробно написала в своих воспоминаниях. Мы смеялись над склонением числительных и часто, когда не могли выговорить четырех-пятизначное число повторяли "Многожды-много" и громко смеялись.

Эта фраза из детства и разбудила вдруг Немцова. Ни чего не бывает случайным...

Тут уже и мне стало не до сна...

Прошли годы, я вообще забыла об этом случае, а вот мой дядя напомнил, показав фотку с кудрявым мальчишкой, мной и еще парой одноклассников под цветущей сиренью.

- Губернатор-то наш, твой дружок, - тогда сказал мне мой родственник.

А в 2005м году мы встретились на Гражданском конгрессе, и уже дальше были соратниками в российском протесте.

В 2012м году я вышла из ФПС «Солидарности». Была категорически не согласна с тем, что движение растаскивается по маленьким партиям.

Словом, обиделись мы с Борисом друг на друга. Но это совсем не та обида между политиками.

Дружба из детства оставляет невидимые нити связи. И для меня вообще было полной неожиданностью, то именно Борис Немцов, а не мой патрон Гарри Каспаров вдруг подставил плечо в этом тяжелейшем проекте.

Война в Украине поменяла все. Ближайшие соратники оказались не пригодными для того, чтобы доверить им информацию, а те, с кем были в ссоре стали лучшими друзьями… И нельзя было друг друга светить. Война как и смерть высвечивает в человеке все лучшее или худшее.

Борис с первых дней стал членом моей группы в Фейсбуке «Груз-200 из Украины в Россию», писал гневные письма Цукербергу, когда группу прикрывали, посылал запросы по кадыровцам, шаставшим по Донбассу, ездил в Украину, и невероятно ужесточил собственную риторику в отношении Путина.

Он осознанно вступил в войну против агрессора на стороне Украины... И в этой жуткой провокации я вдруг поняла, что не одна... Подтягивается тяжелая артиллерия...

Убить дракона ч.9 Лакмусовая бумажка или мы сами напишем доклад Немцова

Тем, кто ставил целью сделать из меня "политический труп" во многом это удалось на тот момент. Хотя интернет пока никто не отменял.

Да я как-то и не стремилась к пиару. А вот остановить работу проекта не получилось. Хотя поток информации в Россию резко снизился. Недоуменно молчали и международные СМИ более трех месяцев.

Журналисты откровенно не понимали, почему вот так со всей дури обрушились в Украине на Васильеву, и в личной переписке объясняли, что вообще не могут понять, что там в Украине происходит. Если ты обманывала весь мир, и грузов-200 в Россию не идет, то значит, и войны, действительно нет – прав Путин. Словом, все решили подождать развития событий.

Друзья в России тоже не понимали, что происходит. Важно осознать, что боль Украины, ее стремление вырваться из лап средневекового феодализма была близка и понятна многим людям мира.

Мы все следили за событиями на Майдане, видели, как настоящие сыны Украины отдавали жизни за Революцию Достоинства, видели, что СМИ Украины открыты, действуют без цензуры, и прониклись огромным доверием к той информации, которую получали из этой страны.

Этот фактор учли те, кто сначала просто невероятно перепугался Майдана, но поняв, что народ поет песни, не принимает кардинальных решений, достаточно быстро оправились от испуга и пошли в атаку. И пока люди получали и осваивали еще первые потоки информационных волн о вторжении России на территорию Украины, о боестолкновениях, люди Дракона уже действовали вовсю.

И лакмусовой бумажкой были украинские военнопленные, которых, как и ихтамнетов – нет, хотя они есть.

Исследование деятельности псевдопатриотов, занимающихся возвратом военнопленных прекрасно осветили украинцы из группы "сетевых укропчиков" с названием "Люди Медведчука".

Неизвестно, откуда взявшийся летом 2014 года генерльский чин у переговорщика по возврату пленных Рубана говорил о многом.

Такие высокие чины раздавались сразу лишь в «Новороссии», а он открыто действовал в Украине, и ни силовые органы, ни народ не реагировал на это. Тогда же летом 2014 года перед народом был разыгран спектакль по «освобождению» из плена Безлера одного из лучших друзей этого Беса – Василия Будика вместе с 4мя военнопленными, и внедрение его в Минобороны Украины, хотя все, кто был с ним в плену знали, что вместе с Безлером он присутствовал на пытках и был свидетелем не одного убийства украинцев. 

И это освобождение торжественно провел вновь избранный президент Петр Порошенко, которого с первых дней плотной стеной обступили слуги Дракона. И еще Безлер впридачу получил 2 ляма гривен, якобы на восстановление и строительство детских площадок, а президентские средства в помощь освобожденным Будик прикарманил себе. Т.е. другими словами, этих пленных выкупили у террористов.

Я уже писала, что по этому человеку «сетевые укропчики» провели блестящее расследование на основе исключительно сказанного им прессе, с названием "Будик Всемогущий". И выяснили, что этот "помощник министра обороны" ни какой не грузин, а русский, меняющий гражданство, как перчатки, и тесно связан с Минобороны России.

И даже не помощник министра обороны, но так себя называет. Именно он открыто начал угрожать мне расправой. Мне пришлось заявить об этом в миграционной службе Украины. И впоследствии стал участником видеопасквилей, где рассказывали о недобросовестных обменщиках, но показывали постоянно мое изображение. Хотя ни слова обо мне никто плохого не сказал. Так создавалась первичная вышевата – происходила «проба пера» по зомбированию украинцев.

Где сейчас Будик и Рубан? Здравствовали, прикупили дорогие авто и дома. У них все было в шоколаде. А теперь арестованы и под следствием. Почти 3 года понадобилось украинцам, чтобы понять, что это враги и они действовали против Украины.

А Андрей и Рыжик в то время (18-19 февраля 2015 года) пытались меня терроризировать, и требовали, чтобы я им немедленно предъявила имена и адреса всех украинских родственников, которые обращались ко мне с просьбой о помощи, т.е. работали на группу Меведчука.

Я поступила иначе, объяснив им суть тайны перееписки, послав подальше этих спецов, 20 февраля 2015 года написала всем ищущим родственникам письмо

…Утром после звонка Немцова я приняла решение пытаться добраться до Гааги. Приглашение было на руках. Друзья из Израиля резонно сообщили мне, что через их страну транзитом могу выполнить намеченный план. Но надо было подготовиться. Созвоны, переписка И вдруг… мы получили сообщение о том, что Немцова убили… 27 февраля 2015 года

СМС от сына: - Кто следующий?

И тогда я пошла к Василию Вовк, который ни много ни мало занимал пост начальника Следственного управления СБУ, к тому самому, который не слезает с экранов украинских ТВ. И услышала от него, что меня в Украину никто не звал – это личная инициатива.

И сам вдруг сообщил, что не стоит мне писать доклад Немцова.

Они посадят своих ребят, и те напишут - Как Немцов – не напишут.

- Мы найдем, кто напишет и опубликует.

Это заявление столь высокого чина привело меня в замешательство. Стало ясно, что говорить с ним не о чем. И вы все знаете, кто вдруг появился в Украине, делал дикие ляпы в прямом эфире по поводу Крыма – Илья Яшин.

Он вообще ни интересовался Украиной до гибели Немцова. А тут предоставилась такая возможность попиариться. О качестве изданного доклада украинцы скромно промолчали.

Сегодня, когда я публикую этот текст – 7 октября.

Через 3 дня Немцову исполнилось бы 57 лет. И я опубликую последнюю из этого цикла «Убить дракона» статью о том, что думаю об этом убийстве. И мне в тот момент оставалось только одно: выполнить рекомендацию Бориса из нашего ночного разговора: вырваться в Гаагу. Визу в Украине не оформить. В России и подавно. Решение было принято: лететь в Голландию через Израиль.

Об этом знала только Люда, у которой я жила, а в самый последний момент перед отлетом в аэропорт я позвонила матери Тараса – попрощаться. В аэропорту в Израиле меня встречали друзья.

Да, я их видела, но меня в страну не впустили. У меня абсолютный музыкальный слух, и как только я ступила на землю Израиля, услышала, и сначала подумала, что мне мерещится, легкий прерывистый зуммер «пи-пи», неуловимый, на уровне вибрации.»Маячок?!»

В голове пронеслось все, что знала о терактах и подрывах людей. Я сразу вышла из толпы, старалась быть обособленной, ведь если эти уроды решили меня взорвать, то нельзя, чтобы погибли еще и невинные люди.

Меня запеленговали и попросили пройти в спецотделение. На душе отлегло – взрыва не будет. А там сходу служащий заявил мне, что им в стране не нужны политики, да еще такие, которые хотят устроить революцию. «Вот оно как» - внутри усмехнулась я. Они получили (от кого?) сообщение, что в Израиль летит политик, революционерка…

Меня препроводили в тюрьму при аэропорте, где я провела почти двое суток. Внезапно дежурный вызвал меня с вещами и повез в аэропорт, загрузил в самолет, полный арабов.

Уппс! - Проверьте мой паспорт – попросила я у стюардесс. Мне его в руки не отдавали. Стюардесса заверила, что все нормально. - Какого он цвета? – спросила я - Синий, - ответила она - А мой – красный, я из России.

До сих пор думаю, была ли я права, что остановила эту ошибку с внезапным вылетом, но я до сих пор так и не знаю, куда бы по этой ошибке унесла меня судьба. Воспользовавшись замешательством бортпроводников и тюремщика, поймав слабый интернет, я отправила заранее заготовленное сообщение израильским друзьям, о том, что в тюрьме, что нужна хотя бы информационная поддержка. И я знала, что они заставят СМИ мира об этом написать. Что и случилось. Меня вернули в тюрьму. Оставалось ждать. 

Внезапно охранник вновь вызвал меня и дал телефонную трубку. Звонила какая-то журналистка: - Правда ли, что вы помощница Немцова? - Я его соратница, так вернее. Спустя еще несколько часов в камеру влетел начальник тюрьмы, и сообщил, что у них еще никогда в истории заведения такого не было, звонили журналисты, политики, требовали моего освобождения.

Девчата в камере веселились и всячески меня поддерживали. По замыслу тех, кто дезинформировал израильские погранслужбы, они надеялись выдавить меня в Россию, но растерянный начальник тюрьмы предложил мне на выбор: куда вернуться: в Россию или в Украину. Я выбрала Украину.

А некоторое время спустя я узнала, что девушка, которая меня встречала в Израиле погибла в автомобильной аварии. Совпадений в таких делах не бывает.

В аэропорту Борисполь я моментально была облеплена жучками, которые не успевала снимать со своей одежды и выбрасывать. Казалось, что полаэропорта спецслужб следят за моими действиями. Идиотизм… В этот вечер меня забрали под крыло ребята из батальона «Донбасс» и во многом впоследствии меня защищали. Правда, закончилось это тем, что одного из них, державшего круговую оборону вокруг меня, на год закрыли в СИЗО по надуманному обвинению. Дело еще не закончено, но его недавно выпустили.

Я внимательно перечитываю то, что писал обо мне полковник - волонтер "Бурко" и куча не понятных людей, которые уже меня убеждали в том, что я своим проектом груза-200 работаю на руку российским ФСБ. Боялись, что весь мир до срока узнает о российской агрессии? 

Ко мне стали подтягиваться украинские музыкальные коллективы, актеры, создававшие прекрасные клиппы в защиту Украины, объяснявшие русским суть российской пропаганды; организаторы концертов и встреч, волонтеры. Их-то тогда почему вы моментально закрывали в СИЗО, отправляли вне очереди на фронт? Ведь они создали стихийный фронт информационного нападения, отражения виртуальных атак противника. Или они тоже "агенты Кремля"?

Достаточно посмотреть на изменения, которые после марта 2015 года произошли на всех каналах украинских ТВ: новости о Донбассе уже не были главными. Ведущим военным аналитиком стал Юрий Бутусов, подчиненный "Бурко", Лиза Богутская, слетав на отдых на Красное море вдруг стала главной защитницей Крыма и даже выдвигалась в депутаты.

И хочу упомянуть еще об одном персонаже.

Виктор Майстренко второй справа

Виктор Майстренко. Честно говоря, я его видела всего один раз, на передаче 5го канала. Перед передачей мы познакомились, пожали друг другу руки. 

Он - беженец из России довольно успешно занимался обменом военнопленных. Обменялись с ним телефонами. И все. Больше ни разу не виделись и не созванивались.

Но впоследствии я узнала, что ему предложили получение украинского гражданства в обмен на показания против Елены Васильевой.

Не представляю, что вообще он мог обо мне сказать, но наговорил столько, что в награду действительно получил вне очереди гражданство для себя и своей семьи. Мне реально очень хотелось бы взглянуть на его "показания". А заодно бы и узнали,   кому он их давал. Но, парень забанил меня в соцсетях почти сразу после знакомства в студии.

По крайней мере, я теперь знаю, как выглядит цена лжесвидетельства и предательства интересов Украины.

Сейчас, оглядываясь назад, я не перестаю удивляться тому, сколько денег и живой силы было задействовано в этот спрецпроект по организации клеветы, слежкам, прослушкам… Сколько людей в спецслужбах было отвлечено от своей настоящей работы. Невольно напрашивается вывод: как в России, где в тюрьмы бросают за пикет с чистым листом бумаги. Ну там-то ясно, страшно ловить настоящих преступников, куда более безопасно задержать пикетчика.

А тут, по воле нескольких амбициозных служак, которых очень лихо использовали из России, целые службы были вынуждены заниматься абсолютно не нужным делом – следить за Васильевой. Посчитать бы эти государственные деньги и предъявить их к возмещению из карманов тех, кто все это устроил, и передать хотя бы бойцам, которые в это время реально защищали свою страну от агрессора и получили увечья.

Но в Кремле радовались: цели достигнуты, потока усиленной информации в Россию об истинной ситуации на Донбассе больше не будет.

И, совершенно осмелев, поняв, что никто за Васильеву в Украине не вступился, и гражданское общество не такое уж сильное, сплоченное и активное, началась атака на добровольческие батальоны, в СМИ начали поливать то одного, то другого лидера добробатов, ссорить между собой волонтеров и ослаблять уже реальный фронт.

Впрочем, украинцы все это знают. И могут проследить начало этих внутренних атак и изменений - март 2015 года.

Убить дракона ч.10. Дурицкие в действии. Об убийстве Бориса Немцова

Итак, я обещала написать последнюю из серии статей с названием "Убить дракона". И посвящу ее памяти Бориса Ефимовича Немцова. Хотела это сделать в день рождения Бориса, но начались слушания по его делу, решила подождать сюрпризов. И вот долгожданный сюрприз наступил. И не один. Врут все, и в первую очередь те, кто называет себя самыми близкими. Но...обо всем по-порядку.

 За прошедшие полтора года (Боже, как быстро летит время) возникло множество версий того, как был убит Борис Немцов. И все без сомнения(!) сделали вывод, что его убили люди Рамзана Кадырова. И абсолютно странно, что те, кто называет себя друзьям Немцова, его последователями, повторяют эту версию, как мантру. Прямо, договорнячок какой-то. Ну, и пиар Илье Яшину с его докладом о Кадырове.

Однако, у меня, волонтеров нашего проекта и у многих людей с развитой "чуйкой" возникали совершенно иные предположения.

Я, находясь в Украине, следила за массой версий. Но что меня больше всего поразило - Дурицкая! Прямо рыбка Дори из мультфильма "Немо", ну, ничего не помнит. Правда, если ту рыбку потрясти, то она, забывчивая, все вспоминала. А Дурицкую отправили домой...  в Украину. И нигде больше она как главный свидетель не фигурирует.

У Немцова была помощница Ольга Шорина. Хорошая, спокойная, исполнительная и далеко не политик... И я наткнулась на ее воспоминания, узнав, что она уехала из России. И некоторые ее фразы заставили крепко призадуматься...
Скрины из статьи Ольги Шориной на "Медузе":

Собственно, все изложенное звучит как абсурд. Ольга решила отправить Дурицкую побыстрее в Киев. Они как минимум ночь провели вместе после убийства, и Аня не могла не рассказать Ольге все подробности. Аня звонила и боялась, что ее сейчас посадят. Почему? Генерал признается Шориной, что вел дело Савченко. Ни кого не задерживают, а сама Ольга ездит с адвокатом Вадимом Прохоровым...

Бесценнейшие свидетельства, если разобраться...

Начнем с адвоката.

Еще на выборах в Сочи в 2008м году,где Немцов баллотировался в мэры, Прохоров сообщил мне, что работает со "Старой площадью" - организация есть такая при Кремле, жестко курируется ФСБ, которая контролирует все выборы в регионах. Смысл их работы таков: начинается предвыборная компания. Из Москвы в регион летит небольшая группа москвичей прямиком к губернатору. Тот им докладывает о количестве штабов и уже на следующий день в регион прилетают полит-пиарщики из разных регионов и их внедряют во все предвыборные штабы региона. Чужих там нет. Штабы под контролем - все схвачено. Создают видимость работы, уверяют местных, что все им оплатят, высасывают все средства у кандидата и в день выборов испаряются из региона, ни кому и ничего не заплатив. 

И я была в реальном шоке, когда в штабе Немцова увидела далеко не рядового представителя этой кидаловой путинской конторы. Прохорова пригласил Яшин. А позднее выяснилось, что Прохоров ужился в "Солидарности" уже в Москве, став адвокатом движения... И именно он стал адвокатом в судах по делу об убийстве Бориса.

Вы бы доверились такому адвокату?

Илья Яшин

Расследование о том, как лгал Яшин с первого момента убийства Немцова блестяще провел Андрей Илларионов. Тут все ясно. Но напомню, что Илья был с треском изгнан из партии "Яблоко" за ряд подлостей там. И материализовался рядом с Немцовым в момент построения движения "Солидарность". Тогда Немцов плотно работал с молодым, прекрасно образованным политиком, экономистом Владимиром Миловым. Илья умудрился рассорить двух лидеров, и плотно занял место в движении рядом с Немцовым вместо Милова. 

Но в 2014м году что-то пошло не так, и Борис отдалился от "своей тени". Со стороны это мало кто заметил. Но в своих воспоминаниях (откройте ссылку или внимательно читайте скриншот ниже) Ольга Шорина констатирует именно этот факт.

Дурицкая

А как же наша забывчива "рыбка Дори"? Шорина пишет: "с каждым днем Ане все тяжелее даже нормально разговаривать..." Значит помнила все в мельчайших деталях. Но ее отпустили в Киев. Потому что Оля ее решила туда поскорее отправить? Ольга всегда была просто хорошим секретарем и отзывчивой девушкой. Но в данном случае...

Ольга, прости, конечно, но все изложенное звучит, как какой то заговор. Пожалеть и отправить так, чтобы главного свидетеля никто не нашел?

И последующие действия приближенного круга Немцова вызывает только недоумение, даже действия его дочери...

На 8м заседании по делу об убийстве Немцова выступала прокурор и сообщила:  «Смерть наступила от пулевых ранений груди и живота с повреждением внутренних органов..."

«В 23:31, продолжая следовать за Немцовым и Дурицкой, Дадаев, находясь примерно в 10 метрах от них, вытянул вперед левую руку, произвел шесть выстрелов из огнестрельного оружия неустановленного образца"....

А это как? «Продолжая следовать за» (т. е. находясь за спиной Немцова) Дадаев шесть раз выстрелил в спину и.... по результатам экспертизы пять раз попал Немцову «в грудь и живот»? Из одного пистолета, заряженного двумя видами разных патронов?

Стоп! Венедиктов с  полчищем своих журналистов с Эха Москвы, российские оппозиционные деятели, все в один голос уверяли, что Немцова убили, расстреляв со спины!
И информация шла из первых рук, в том числе и от Ольги Шориной, а так же, наверное, от Ани Дурицкой, которую удивительным образом отпустили в Киев.
Сегодня на заседании о том, кто и как исследовал гильзы от патронов:

...— Понимаете, пока прокуратура не попросила предоставить этот акт у СК, его в деле не было. А теперь он появился, и мы выясняем, насколько этот акт законен.

— Ну, акт был составлен 1 марта, фотографии были сделаны 1 марта.

— Указывая, что это шесть гильз, вы их видели?

— Я их не видела, но через пакет я нащупала, что шесть гильз.

— Вы кому-то из СМИ сообщали, где были изготовлены данные гильзы, на каких предприятиях, и знали ли вы, когда писали акт, о том, что четыре гильзы изготовлены на рязанском, а две на тульском?

— Во-первых, с сотрудниками СМИ я никакой связи никогда не поддерживала. На каком заводе, я не обращала внимание. Понятно, что маркировка указывает на изготовителя, но я не знала.

Каверзин объясняет судье, почему он задает эти вопросы: Молодцова отдавала гильзы в ночь на 2 марта, в этот день они поступили в исследовательское учреждение, а начали работать над ними только 6 марта. При этом выпуск «Коммерсанта» с указанием, на каком заводе изготовили гильзы, вышел утром 2 марта. Поэтому адвокат и хочет понять, кто знал уже 1 марта, на каких заводах они выпущены. Судья читает выпуски газет...."

Дурицкие в действии... Никто ни чего не помнит, кто составлял акт описи - не знают, был ли приказ об акте - не помнят...

Я нашла запись видеорегистратора машины, которая проезжала мимо в момент убийства Немцова. Обратила внимание, как ее технично подрезала белая машина, отжимая из правого ряда. Словом, это видео я закачала к себе, замедлив само видео.
Смотрим вместе:



Что мы видим:

  • машину с регистратором внезапно подрезает белая машина, нарушая правила движения на пустынной дороге. И явно с желанием отжать ее от правого ряда дороги, т.е. от места преступления. 
  • регистратор фиксирует мужчину, недвусмысленно склонившимся над телом Немцова, который, как нам сообщали неоднократно был найден лежащим на спине.

Очень похоже по движениям, что мужчина либо стреляет в Немцова, либо пытается его перевернуть. Либо то и другое. Зачем?

- Далее мы видим Дурицкую, стоящую высоко на паребрике в белом плаще. Она смотрит в сторону того действа, которое разворачивается на мосту, поправляет темную сумку.

Время на видеорегистраторе 00.35, т.е. на час вперед. Значит реально убийство произошло в 23.35, и его фиксирует регистратор.

А что это за часовой пояс у машины, которая фиксирует эти моменты? Не московская - не российская?

Лично у меня из-за ассоциации с Дурицкой приходит одна мысль: проехали украинцы. И еще из-за проекта груза-200. Мы знаем, что для того, чтобы российские военные не прокалывались на Донбассе, будучи переодетыми под ополченцев, с них специально снимали наручные часы. Потому что они вряд ли б выполнили приказ переводить время на час вперед. Лень. Да и забывают о разнице во времени. Здесь могла сработать та же забывчивость. Любопытство знавших пересилило. Если были причастны к организации убийства, то проехать мимо с регистратором широкого обзора - милое дело.

Еще бросается в глаза то, что на мосту стоят парами люди. Не двигаются, а имитируют движение. В это время суток на мосту бывает всегда оживленно. Но кто-то задержал движение машин и кто-то задержал людей. Т.е. речь идет о четко запланированном преступлении с вовлечением большой группы лиц. Заговор.

Еще момент. Комсомольская правда написала, что Дурицкая избавилась от второго телефона с чипом слежения, вбросив его в мусорную машину. Его нашли в баке машины. Но далее, через несколько дней, по утверждениям следствия саму мусорную машину отыскать не удалось, хотя ее водитель был допрошен. Опять дурицкие в действии. Не удивлюсь, что именно так и называлась та спецоперация.

Про чип. Только русские спецы, наверное, не знают, что отследить местоположение человека можно просто по смартфону, если там включена навигация. О пропавшей машине просто молчу.

Из всех, максимально близких к истине об убийстве Бориса, я считаю версию Игоря Мурзина: стрелков было два! Первый выстрелил в спину Бориса дважды и промахнулся. Падая навзнич лицом вперед он получил кровоподтек на лице и ссадину на ноге; во второй раз, второй выскочил с боковой лестницы и застрелил раненого Бориса. А что делала Дурицкая? Разговаривала с водителем мусоровоза.

Справка. Игорь Мурзин - юрист из Санкт-Петербурга, специалист по дорожным инцидентам, в т.ч. связанным с гибелью, убийствами людей, специализирующимся на анализе видеоматериалов регистраторов и камер наблюдения. 

Так что вполне себе серьезный специалист. И то, что делает на мосту тот человек из видеорегистратора очень соответствует выводам эксперта : добивает Немцова.
Но Мурзин так многословен и утомителен, что читать его вводы реально сложно, хотя дотошность исследования просто впечатляет. Его рассуждения лично я принимаю лишь в части скрупулезного анализа самого убийства Немцова. Однако все выводы, связанные с Дурицкой, "следом из Новороссии", тем более тема Венидиктова, по моему мнению, это уже домыслы не разбирающегося в политике человека.

Я уверена, что Анна Дурицкая - соучастник преступления. Кстати, эту же мысль озвучил сегодня и Игорь Мурзин 

И она все помнит. Другое дело, что ее использовали втемную, возможно, сказали, что Немцова хотят запугать, избить накануне Марша. Причем, использовали спецслужбы обоих стран, знавшие об этом преступлении.

В любом случае, сейчас она живет безбедно.

Это фото я нашла у нее на странице вКонтакте.

Но вернемся к убийству. Для чего это было нужно?
Возвращаемся к воспоминаниям Ольги Шориной: 

Действительно, с войной на Донбассе, он реально изменился: перестал доверять некоторым из своего окружения. Забыл о наших с ним обидках. Внимательно изучал материалы о погибших российских бойцах, которых по преступному приказу "кинули в мясо". Он болел за них, как отец - "За державу обидно".
И был уязвлен, шокирован подлостью офицеров, считая, что их всех до одного, всю верхушку надо судить.
И еще Шорина свидетельствует о том, что в спешном порядке он готовится к написанию доклада о войне на Донбассе.

В 8 части "Убить дракона. Как создавалась клевета", в конце статьи я привожу наш с Борисом телефонный разговор.

Да, он спешным порядком готовился писать этот доклад. Отвлекла подготовка к маршу. 

И он же отзывался тепло о Шориной. После его смерти она сообщала, что Немцов передал ей имена погибших ивановских десантников. Жаль, что у нее не хватило ... смелости? ума?... передать их мне. На мои запросы она не ответила, что тоже поистине странно.

Странно и то, что в спешном порядке был создан фонд Немцова, Яшин выпустил доклад потерях российской армии, надергав информации из украинских СМИ, о Кадырове, после чего в Питере появляется мост с именем Рамзана. И Яшин попиарился.. Все странно.

Но не странно то, что на похоронах Немцова вдруг среди народа запустили слушок, что Васильева все врет. Мощное психологическое воздействие на оголенное подсознание убитых горем людей.

Важно и то, с убийством Бориса более никто из российской оппозиции в России не поднимает тему Донбасса... НИКТО!

Но если украинские спецы были соорганизаторами убийства Немцова, то они здорово просчитались: Бориса уважала лишь не очень большая часть российской демократической оппозиции, в отличии от Украины, которая практически вся его любит и уважает. В основной массе его не любил российский народ,из-за распускаемых Кремлем сплетен, и это правда. Так что из-за убийства Бориса на Майдан не вышли бы сотни тысяч человек.

Единственное, в чем попали в цель: напугали других российских медиа-лидеров. О Донбассе и ситуации там международные СМИ не говорили более 3 месяцев - всю весну 2015 года.



 PS. В порядке бреда... Мне иногда кажется, что убийство Мотороллы специально пришлось на время, когда в суде по Немцову озвучивают материалы следствия. Чтобы народ отвлечь.

Елена Васильева

Дивіться також

Убийство американского президента Суспільство
Градаріка Політика
Градаріка
30 серпня 2017
58
0
Выбираем ли мы? Суспільство
Выбираем ли мы?
23 червня 2017
16
0