Орендодавці силою намагалися виселити сім'ю з квартири в Києві

Орендодавці виламували двері, пускали у квартиру сльозогінний газ та стріляли в мешканця з травматичного пістолета. Башловка Анатолій Миколайович адвокат та голова політичної партії Гідність, що з сім'єю винаймав свою квартиру з 2020 року був вимушений захищатися від власників, які неправомірно та силою намагалися виселити його.

Я Башловка Анатолий Николаевич адвокат, глава политической партии “Гідність” в 2020 году, 23 числа была снята эта квартира по улице Михаила Коцюбинского… июня.. на Михаила Коцюбинского 9 квартира 23. Эта квартира была нами снята для того чтобы, как бы, понять суть Патона - он здесь жил, пишу книжку о нем.

Когда мы сняли эту квартиру мы договорились, что можем жить сколько хотим - нет ограничений. Мы перевели детей в школу на длительный срок, организовали здесь быт, переехали. Сергей Кирия, который живет в Испании сказал: “Вы можете привести квартиру вплоть до того, что там сделать какой-то ремонт, перекрасить стены поменять люстры, ну минимально”. Что сделали? Поменяли люстры - какую-то одну поменяли, привезли мебель свою, то есть делали - устроили себе этот быт… Так как я публичное лицо сначала был заключен договор на полторы тысячи долларов в месяц, плюс коммунальные платежи, но так как мой бухгалтер сказал что нужно (так как я публичное лицо) иметь отчет по первому договору, мы получили эту квартиру, приняли фактом приема передачи. И так дальше… я говорю: “Сереж, перезаключим давай договор на гривневую сумму, чтобы официально оплатить, потому что мне нужно будет отчитываться”.

Он сделал договор, осудил формальный договор. Он попросил включить… сделал сумму 50 тысяч гривен и в этой сумме включались курсовая разница, коммунальные платежи и налог его пять процентов на ФОП. Так мы себе платили эти деньги и договорились с ним время от времени делать сверку - это переписки, есть в Вайбере и видно, что как бы не было никаких особых проблем, но базовый договор был полторы тысячи долларов. Так мы дошли до ситуации фактически февраля месяца. Последний платеж нами был сделан в феврале. 21 февраля 50 тысяч гривен мы сдали. Это было за декабрь и как раз вот эти там примерно 100 тысяч, которые оставались - они должны были быть пересчитаны, потому что сумма компенсации вот этой переплаты она примерно колебалась в районе 40-50 тысяч. Я выявил что он не платил год за коммунальные услуги. Я предложил ему заплатить за коммунальные услуги это где-то тоже еще 40-50 тысяч.

На момент 24 февраля у нас практически примерно была погашена сумма. Я предложил ему сделать акт сверки. Когда началась война… Ну до мая месяца - ну кто был в Киеве знает, что было ни до этого. В марте месяце он созвонился со мной, мы сказали что мы в Киеве, никуда не уезжаем. С детьми здесь были все это время. В апреле месяце он сказал, что вывез маму в Испанию. Мы абсолютно нормально с ним разговаривали. В мае месяце я - когда уже более-менее как-то случилось, я связался с ним и сказал, что у нас в Буче инвест-проект, который разбомбило буквально - попал туда Калибр, чуть-чуть изменился, поэтому мы просим его изменить цену. На 40 процентов уменьшить в валюте - то есть 900 долларов платить за эту квартиру. Мы посмотрели - это выше рынка и как бы нормальная абсолютно цена за эту квартиру и вообще, абсолютно, ну вменяемые вещи. Мы предложили не ниже рынка, тем более в валюте - по первому базовому договору и так дальше. Плюс коммунальные платежи, потому что мы просто уже организовали здесь быт, школу, мы же просто жили здесь и мы не можем переезжать туда-сюда.

Мы даже не знали, что мы предложили неправильные условия. После чего не было никакого ответа, у жены 9 июля День Рождения, звонят в дверь какие-то люди. Мы кстати в этом доме на… 1 квартира на лестничной клетке. Мы даже дверь не закрывали. Я открываю дверь, входит его жена какой-то мужчина и еще какая-то женщина и начинает орать: “Вы не платите, вам нужно съезжать…” и так дальше, я говорю: “Подождите, но мы ждали предложение, чтобы позвонили и сказали, сколько нужно платить и как нужно платить”. В ответ: “Вы должны съехать”. Я говорю: “Так не будет, так нельзя, мы никуда не съедем, потому что у нас есть договор пролонгированный на год, то есть договор был заключен годовой, который пролонгируется автоматически на следующий год и до 23 июня 2023 года мы никуда не съедем”. Она ушла, появился адвокат который, сказал: “Вам нужно съехать обязательно”. Я говорю: “Послушайте есть правовое поле, если у вас есть претензии по сумме - давайте обращаться в суд, в суде мы будем эти вопросы решать”. Абсолютно нормальная практика, если считать, что нужно заплатить полную сумму и так дальше так дальше - все это решаемые вопросы. “Он не будет с вами судиться”. Хотя потом, они в июне месяце подали в суд заявление на заборону в користуванні, стягнення заборгованности. Печерский суд им отказал и они возбудили уголовное дело - оказывается на меня есть еще уголовное дело за самоуправство. Я о нем только сейчас узнал, потому что следователь позвонил.

Проходит какое-то время, 30 августа вламываются какие-то люди и говорят, что новые арендаторы этой квартиры. Я говорю: “Так не будет”. Я здесь встал на дверях, я их не пустил - оказались люди более-менее вменяемы. Когда они увидели детей, все остальное - они поняли куда их тянул адвокат и понял что адвокат врет. Очень существенная вещь - адвокат Кирияка Сергея, который живет в Испании, это сын судьи Печерского суда Отраш которая судила Юлию Тимошенко

Вот есть какое-то ощущение, вот неправильности, я не знаю как его передать вот оно какое-то есть. Дальше я уже не помню, было, по моему, уже 17 число. Я увидел за собой какую-то слежку - какая-то машина была. Потом люди, я не помню какого числа была эта атака следующая, когда просто утром начали пилить дверь, она загорелась. У ребенка была истерика. Она трусилась и с этого момента дверь заблокирована… а пытались, зашли милиция это еще был… зашла милиция мы начали оформлять бумаги зашел кто-то еще, то есть уже как-то перешло в какой-то конфликт. Я потом связался Сергеем, говорю: “Сергей ты переходишь черту, это просто безумие. Что ты делаешь?” Он пилит свою дверь и выселяет нас отсюда, я говорю: “Сергей, так не будет, это невозможно, потому что есть два фундаментальных правила это имущество, это еда… И жилье - я не… я не прошу эту квартиру даром пользоваться, но я не позволю чтобы ты поступал так”

Он сказал: “Ты все равно отсюда выйдешь, я приложу все силы, я договорю со всеми своими знакомыми, со всеми своими связями - я тебе отсюда выкину”. И после этого началось то, что вы видели - квартира заблокирована. Мы не можем выйти четвертый или пятый день, дети не ходят в школу. У ребенка был приступ после того как они брызнули слезоточивый газ. Мы не спим 4-5 дней, потому что это происходит круглосуточно. По сути дела хорошо, что тут оказался мой старший сын.

Угрозы были в мой адрес, в адрес жены, в адрес сына. Я адвокат, то есть адвокатская досье, наши ценности, то есть если они ворвутся сюда - это просто будет грабеж, никто не докажет… они скажут, что тут их вещи. Они говорят, что тут их вещи и (они) никогда в жизни здесь не были, здесь не было ни одной их вещи. Когда мы видели данные… я уже не помню… где-то Марк взял… я просто сейчас уже тяжело помню… у всех них криминальное прошлое, судимые, Шевченковский РУВД их просто крышует. Приезжает милиция - они с ними улыбаются и разъезжаются. У одного есть карточка, потому он может ездить в тот момент, когда комендантский час. То есть полиция ну как бы не, то что смеется - они говорят: “Они все равно это сделают, они все равно это сделают”. 

Вот так я буду до последнего, это даже не вопрос квартиры, не вопрос денег - это вопрос чести, сможете помочь - помогите.

Дивіться також